Mar. 1st, 2017

d_clarence: (Default)
С началом Крымской войны к российскому поверенному в делах в Вашингтоне Эдуарду Стеклю поступило несколько обращений от американских хирургов с просьбой разрешить им отправиться добровольцами в русскую армию. Стекль, понятное дело, не мог вот так взять и выдать подобное разрешение. Он запросил самого царя. Николай Палыч прислал специальное "Разрешение", где было естественное для нашей страны условие: каждый доброволец должен был приложить справку от своего правительства о "благонадежности". Стекль как мог объяснил хирургам что это такое, извинился и засел за длинное письмо в центр с некоторыми разъяснениями диких американских реалий. Ответ пришел только в марте 1855 года с высочайшим разрешением прикладывать к заявлению простые рекомендации с последнего места работы. Тем не менее, к этому сроку, больше двух десятков американских хирургов уже вовсю резали, штопали, ампутировали в госпиталях Севастополя и Симферополя. Это же американцы, упорные черти: одному рекомендацию написал аж сам экс-президент Ван Бюрен, другим, как умели, накидали характеристики морской министр Доббен, бывшие послы в Санкт-Петербурге Даллас и Браун. А потом Стекль плюнул и сам стал добровольцам характеристики строчить.
Маршрут был такой. Раз в месяц ходил прямой пароход Нью-Йорк-Бремен. Из Бремена добровольцы ехали в Берлин, где им надлежало явиться в русскую миссию. Затем, скрытно, их направляли по железной дороге в Варшаву. Каждому добровольцу Стекль советовал не брать с собой ничего, что выдало бы в нем американского врача - англичане срисовали нашу переписку, агентура в Питере сработала и добровольцев на пароходе и в Бремене пасли. Двух врачей они таки выловили и незаконно удержали, а доктор Стоун так вообще пропал без вести с парохода.
Зачем американские хирурги ехали на нашу войну? Большинство ехало с искренним желанием помочь раненым и больным (например из религиозных побуждений - квакер Чарльз Парк), а также приобрести практический опыт военной хирургии. Так, доктор Моллет из Теннесси писал жене, что поехал "не из денежных соображений", а из желания "поддержать престиж своей профессии и показать, что в Соединенных Штатах есть хорошие хирурги".
Первыми врачами, добравшимися до Севастополя, были доктора Дрейпер и Кинг. Прибыли он в августе 1854 года и сходу включились в работу. Оба попали под первую бомбардировку города. Доктор Кинг был контужен и отправлен в госпиталь в Симферополе, где, после выздоровления, остался работать до самой кончины.
Первоначально американцы жили на северной стороне, но к зиме их число увеличилось, их заметил генерал Остен-Сакен и предоставил им квартиру в своем доме. На квартиру американцы приходили только ночевать, причем посменно. Большинство из них было направлено в знаменитый госпиталь в здании Дворянского собрания, который описал Лев Толстой в своих севастопольских рассказах: "Вы входите в большую залу Собрания. Только что вы отворили дверь, вид и запах сорока или пятидесяти ампутационных и самых тяжело раненных больных, одних на койках, большей частью на полу, вдруг поражает вас". Еще красочней его описал Пирогов: "в Дворянском собрании, паркет которого покрыт корой засохшей крови, в танцевальной зале лежат сотни ампутированных, а на хорах и биллиарде помещены корпия и бинты. Десять врачей при мне и восемь сестер трудятся неусыпно, попеременно, день и ночь, оперируя и перевязывая раненых. Вместо танцевальной музыки раздаются в огромном зале Собрания стоны раненых" - все это прямо про условия работы американцев.
Доктор Вильям Уайтхед стал первым помощником самого Пирогова - возможно это он молодой на картине:


Отдельным местом дежурства был приемный пункт раненых с 4-го, 5-го и 6-го бастионов.
С декабря 1854 года количество раненых все возрастает. Драйпер и доктор Турниспид в своих дневниках отмечают, что ежедневно поступает около 600 раненых военных и человек 20 гражданских, в основном из Корабельной слободки. Кроме того, на американцев вешают лечение пленных, которых чуть не ежедневно приводят по 10-15 человек, а во время "больших дел" просто толпами.
От пленных в городе открылся тиф, а потом пришла и холера. Американцы почти все переболели. Многих унесло в могилу. Но на их место прибывали все новые и новые врачи-добровольцы.
Американцы ни на что не жаловались и переносили болезнь на ногах. Только в обморок стали падать часто. Чаще наших. Это заметил Пирогов и с ужасом узнал, что обмороки - голодные! Натурально недоедают! Выяснилось, что американцам еще в Берлине кладут зарплату 60-100 рублей в месяц, а профессору из Балтимора Чарльзу Лису аж 360 рублей. Это было больше зарплат отечественных докторов и правительство рассудило, что американцы вполне себе обеспечены материально. Да цены-то осажденного города не учли! В городе американцев никто к пайковому довольствию не прикрепил! Американцы давно уже распродали свои ценные вещи и живут впроголодь. Русские медики стали делиться своими припасами с американскими товарищами, а Пирогов попросил великую княгиню Марию Николаевну хоть как-то помочь американцам. Мария Николаевна написала проникновенную записку Долгорукову, в которой указала, что американские врачи работают наравне с нашими, гибнут от бомб и болезней, ни на что не жалуются, а благодарная Россия даже накормить их не может. Долгоруков отдал приказ поставить американских хирургов на довольствие по разряду рядовых чинов. Благодаря нашей бюрократии, в действие сей милостивый приказ был приведен только 20 марта 1855 года.
В марте же прибыла основная волна врачей-добровольцев. Американцев очень заинтересовали опыты Пирогова с амбулаторными подвижными госпиталями и большинство новичков попросились на работу в них.
Работали добровольцы до самой сдачи Севастополя, а потом еще почти год в госпиталях Симферополя, Керчи и Одессы - выхаживали своих пациентов.
Всего в обороне Севастополя участвовало 43 хирурга-добровольца из США. Вот их имена: Д. Аль, Г. Боствик, Бриэли, Х.Дж. Кейт, Г. Кларк, Ч.А. Дейнинджер, Дрейпер, Э. Дж. Элдридж, Фостер, У.Ф. Фанденберг, Дж. Б. Хэнк, П. Харрис, Л.М. Харт, Ч. Генри, Дж. Холт, Галбрейтер, Д. Джонс, Э. Дж. Джонсон, К. Кинг, Дж. Кинкел, Д.Т. Килби, Ч.А. Лис, А. Дж. Лонг, А.Ф. Моллет, Х.Л. Макмиллан, У. Миллан, А.Э. Маршел, Мортон, Мэтьюс, Никлс, Дж.Х. Оливер, Дж. Орен, Ч. Парк, Л.У. Рид, Ф.Х. Райс, К. Смит, Т.С. Смит, Г.Л. Смайсер, Дж.Т. Стодард, У. Трол, Турниспид, Уимс, Уайтхед.
Погибли 10 докторов: Кинг, Дрейпер, Макмиллан, Кларк, Дейнинджер, Джонс, Маршел, Никлс, Харт и Стодард. Последний скончался от возвратного тифа уже на пути домой, в Берлине в 1856 году.
В честь американцев была выбита особая медаль:

Правда сами американцы просили наградить их как всех - медалью за оборону Севастополя.
Доктор Ч.Генри был награжден орденом Св. Анны 3-й степени, к которому был представлен за помощь раненым прямо на 5-м бастионе "во время дела". Доктора Харрис, Холт, Лис, Трол получили ордена св. Станислава.
Интересные воспоминания добровольцев, в том числе и о русской действительности, можно почитать здесь: https://books.google.ru/books?id=MspgCgAAQBAJ&pg=PA52&lpg=PA52&dq=american+surgeons+in+crimean+war&source=bl&ots=nvlKfkeVJh&sig=M7L5_uAgJQ0JzVrqqhUXdfT2V8A&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwjpmeKPt7PSAhWmBZoKHTrjCsAQ6AEIWTAH#v=onepage&q=american%20surgeons%20in%20crimean%20war&f=false
Там же есть их имена в оригинале. Смог найти только портрет Уайтхеда

Было бы здорово найти еще кого-то из них.
Наши источники с ссылками на архивы:
Е.М. Двойченко-Маркова. Русско-американская дружба во время Крымской войны. "Морские записки", т. XII, №2, 1954.
Н.Н. Болховитинов, В.Н. Пономарев. Американские врачи в Крымской войне//США: экономика, политика, идеология, 1980, №6.

Profile

d_clarence: (Default)
d_clarence

April 2017

S M T W T F S
       1
23 4 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 05:03 pm
Powered by Dreamwidth Studios