d_clarence: (Default)
Весь пост уместил в названии. Это чудо заработало в Подмосковье в 1923 году. Сообщила Галина Яковлевна Тарле с ссылкой на ЦГАНХ СССР, ф.2077, оп.9,д.32,л.19.
Сообщает, что их было 3 человека и ни один по-русски не говорил. Больше ничего. Надо молиться, чтоб РГАЭ шифры не поменял и ехать на Большую Пироговскую на раскопки..
d_clarence: (Default)
С началом Крымской войны к российскому поверенному в делах в Вашингтоне Эдуарду Стеклю поступило несколько обращений от американских хирургов с просьбой разрешить им отправиться добровольцами в русскую армию. Стекль, понятное дело, не мог вот так взять и выдать подобное разрешение. Он запросил самого царя. Николай Палыч прислал специальное "Разрешение", где было естественное для нашей страны условие: каждый доброволец должен был приложить справку от своего правительства о "благонадежности". Стекль как мог объяснил хирургам что это такое, извинился и засел за длинное письмо в центр с некоторыми разъяснениями диких американских реалий. Ответ пришел только в марте 1855 года с высочайшим разрешением прикладывать к заявлению простые рекомендации с последнего места работы. Тем не менее, к этому сроку, больше двух десятков американских хирургов уже вовсю резали, штопали, ампутировали в госпиталях Севастополя и Симферополя. Это же американцы, упорные черти: одному рекомендацию написал аж сам экс-президент Ван Бюрен, другим, как умели, накидали характеристики морской министр Доббен, бывшие послы в Санкт-Петербурге Даллас и Браун. А потом Стекль плюнул и сам стал добровольцам характеристики строчить.
Маршрут был такой. Раз в месяц ходил прямой пароход Нью-Йорк-Бремен. Из Бремена добровольцы ехали в Берлин, где им надлежало явиться в русскую миссию. Затем, скрытно, их направляли по железной дороге в Варшаву. Каждому добровольцу Стекль советовал не брать с собой ничего, что выдало бы в нем американского врача - англичане срисовали нашу переписку, агентура в Питере сработала и добровольцев на пароходе и в Бремене пасли. Двух врачей они таки выловили и незаконно удержали, а доктор Стоун так вообще пропал без вести с парохода.
Зачем американские хирурги ехали на нашу войну? Большинство ехало с искренним желанием помочь раненым и больным (например из религиозных побуждений - квакер Чарльз Парк), а также приобрести практический опыт военной хирургии. Так, доктор Моллет из Теннесси писал жене, что поехал "не из денежных соображений", а из желания "поддержать престиж своей профессии и показать, что в Соединенных Штатах есть хорошие хирурги".
Первыми врачами, добравшимися до Севастополя, были доктора Дрейпер и Кинг. Прибыли он в августе 1854 года и сходу включились в работу. Оба попали под первую бомбардировку города. Доктор Кинг был контужен и отправлен в госпиталь в Симферополе, где, после выздоровления, остался работать до самой кончины.
Первоначально американцы жили на северной стороне, но к зиме их число увеличилось, их заметил генерал Остен-Сакен и предоставил им квартиру в своем доме. На квартиру американцы приходили только ночевать, причем посменно. Большинство из них было направлено в знаменитый госпиталь в здании Дворянского собрания, который описал Лев Толстой в своих севастопольских рассказах: "Вы входите в большую залу Собрания. Только что вы отворили дверь, вид и запах сорока или пятидесяти ампутационных и самых тяжело раненных больных, одних на койках, большей частью на полу, вдруг поражает вас". Еще красочней его описал Пирогов: "в Дворянском собрании, паркет которого покрыт корой засохшей крови, в танцевальной зале лежат сотни ампутированных, а на хорах и биллиарде помещены корпия и бинты. Десять врачей при мне и восемь сестер трудятся неусыпно, попеременно, день и ночь, оперируя и перевязывая раненых. Вместо танцевальной музыки раздаются в огромном зале Собрания стоны раненых" - все это прямо про условия работы американцев.
Доктор Вильям Уайтхед стал первым помощником самого Пирогова - возможно это он молодой на картине:


Отдельным местом дежурства был приемный пункт раненых с 4-го, 5-го и 6-го бастионов.
С декабря 1854 года количество раненых все возрастает. Драйпер и доктор Турниспид в своих дневниках отмечают, что ежедневно поступает около 600 раненых военных и человек 20 гражданских, в основном из Корабельной слободки. Кроме того, на американцев вешают лечение пленных, которых чуть не ежедневно приводят по 10-15 человек, а во время "больших дел" просто толпами.
От пленных в городе открылся тиф, а потом пришла и холера. Американцы почти все переболели. Многих унесло в могилу. Но на их место прибывали все новые и новые врачи-добровольцы.
Американцы ни на что не жаловались и переносили болезнь на ногах. Только в обморок стали падать часто. Чаще наших. Это заметил Пирогов и с ужасом узнал, что обмороки - голодные! Натурально недоедают! Выяснилось, что американцам еще в Берлине кладут зарплату 60-100 рублей в месяц, а профессору из Балтимора Чарльзу Лису аж 360 рублей. Это было больше зарплат отечественных докторов и правительство рассудило, что американцы вполне себе обеспечены материально. Да цены-то осажденного города не учли! В городе американцев никто к пайковому довольствию не прикрепил! Американцы давно уже распродали свои ценные вещи и живут впроголодь. Русские медики стали делиться своими припасами с американскими товарищами, а Пирогов попросил великую княгиню Марию Николаевну хоть как-то помочь американцам. Мария Николаевна написала проникновенную записку Долгорукову, в которой указала, что американские врачи работают наравне с нашими, гибнут от бомб и болезней, ни на что не жалуются, а благодарная Россия даже накормить их не может. Долгоруков отдал приказ поставить американских хирургов на довольствие по разряду рядовых чинов. Благодаря нашей бюрократии, в действие сей милостивый приказ был приведен только 20 марта 1855 года.
В марте же прибыла основная волна врачей-добровольцев. Американцев очень заинтересовали опыты Пирогова с амбулаторными подвижными госпиталями и большинство новичков попросились на работу в них.
Работали добровольцы до самой сдачи Севастополя, а потом еще почти год в госпиталях Симферополя, Керчи и Одессы - выхаживали своих пациентов.
Всего в обороне Севастополя участвовало 43 хирурга-добровольца из США. Вот их имена: Д. Аль, Г. Боствик, Бриэли, Х.Дж. Кейт, Г. Кларк, Ч.А. Дейнинджер, Дрейпер, Э. Дж. Элдридж, Фостер, У.Ф. Фанденберг, Дж. Б. Хэнк, П. Харрис, Л.М. Харт, Ч. Генри, Дж. Холт, Галбрейтер, Д. Джонс, Э. Дж. Джонсон, К. Кинг, Дж. Кинкел, Д.Т. Килби, Ч.А. Лис, А. Дж. Лонг, А.Ф. Моллет, Х.Л. Макмиллан, У. Миллан, А.Э. Маршел, Мортон, Мэтьюс, Никлс, Дж.Х. Оливер, Дж. Орен, Ч. Парк, Л.У. Рид, Ф.Х. Райс, К. Смит, Т.С. Смит, Г.Л. Смайсер, Дж.Т. Стодард, У. Трол, Турниспид, Уимс, Уайтхед.
Погибли 10 докторов: Кинг, Дрейпер, Макмиллан, Кларк, Дейнинджер, Джонс, Маршел, Никлс, Харт и Стодард. Последний скончался от возвратного тифа уже на пути домой, в Берлине в 1856 году.
В честь американцев была выбита особая медаль:

Правда сами американцы просили наградить их как всех - медалью за оборону Севастополя.
Доктор Ч.Генри был награжден орденом Св. Анны 3-й степени, к которому был представлен за помощь раненым прямо на 5-м бастионе "во время дела". Доктора Харрис, Холт, Лис, Трол получили ордена св. Станислава.
Интересные воспоминания добровольцев, в том числе и о русской действительности, можно почитать здесь: https://books.google.ru/books?id=MspgCgAAQBAJ&pg=PA52&lpg=PA52&dq=american+surgeons+in+crimean+war&source=bl&ots=nvlKfkeVJh&sig=M7L5_uAgJQ0JzVrqqhUXdfT2V8A&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwjpmeKPt7PSAhWmBZoKHTrjCsAQ6AEIWTAH#v=onepage&q=american%20surgeons%20in%20crimean%20war&f=false
Там же есть их имена в оригинале. Смог найти только портрет Уайтхеда

Было бы здорово найти еще кого-то из них.
Наши источники с ссылками на архивы:
Е.М. Двойченко-Маркова. Русско-американская дружба во время Крымской войны. "Морские записки", т. XII, №2, 1954.
Н.Н. Болховитинов, В.Н. Пономарев. Американские врачи в Крымской войне//США: экономика, политика, идеология, 1980, №6.
d_clarence: (Default)
Как известно, белые, при отступлении, постарались нанести максимальный ущерб шахтам Донбасса. Во многом они преуспели: большинство шахт было либо разрушено, либо не имели оборудования. Кадры - дефицит. К 1921 году удалось кое-как (далеко не идеально) восстановить коммуникации. Дефицит угля в стране был острейший, а требования только росли: голод, холод и все возрастающие железнодорожные перевозки. По линии Межрабпома и через всевозможные СМИ бросили клич: "Все на помощь Донбассу!".
Откликнулось множество организаций и объединений. Серьезную финансовую помощь оказала всемирная еврейская организация "Джойнт": http://d-clarence.livejournal.com/56337.html. Иностранные рабочие-добровольцы прибывали десятками и включались в работу. Поблажек никому не было - все условия как у советских рабочих, что никого не смущало. Сегодня расскажем о коллективе шахтеров из Иллинойса.
Все произошло быстро, по-американски. 20 марта 1922 года американские коммунисты расклеили на шахтах Иллинойса газету "Новый мир" с очередным открытым письмом шахтеров Донбасса к "братьям-шахтерам Запада". А уже в апреле, через Межрабпом, в ВСНХ пришла короткая, но деловая телеграмма: "Прочли призыв шахтеров Донбасса. Нас 32 шахтера с инструментами и запасом продовольствия на год. Готовы выехать за свой счет. Просим указать место работы. Джон Пинтер".
Прибыли американцы в Петроград из Нью-Йорка уже в июне и сразу направились в Москву в офис Межрабпома, где их уже ждали представители ВСНХ. Американцам выдали советские документы и направление на восстановление шахт Рутченковского рудника Юзовского горного района Донбасса (сейчас это один из районов Донецка).
_DSC2139.JPG

Свою группу они назвали "Зиглеровской коммуной", по названию своего рудника в Иллинойсе. В состав группы, помимо самих американцев, входили итальянцы, сербы, хорваты и один литовец. С собой мужики привезли 85 полных комплектов шахтерских инструментов и снаряжения, электрооборудование, слесарные и кузнечные инструменты, медикаменты и, главное, врубовые машины. Всего на 15.600 долларов. Деньги им собирали всем Зинглеровским рудником.
До конца июля группа прождала прибывавшее по частям оборудование. В начале августа прибыли на Донбасс. Группе достались Лидиевские шахты номер 2-7 и электростанция


Американцы сразу включились в работу. К опытным забойщикам и проходчикам были прикреплены русские ученики. Все члены группы ежедневно, после краткого отдыха, изучали русский язык. Кроме того, американцы с помощью русских рабочих сами строили себе временные бараки. Несмотря на тяжелые условия, "группа проявила большую энергию в работе и создала высокую производительность труда, намного превысив производительность местных рабочих. Средняя производительность американского рабочего составляет 220 пудов, а местного - 155. На поверхностных работах производительность американцев втрое выше" ("Экономическая жизнь", 20 октября 1922). Еще ранее, 18 сентября, всего месяц спустя после приезда, американцы завоевали переходящий вымпел "за успешную работу".
По результатам заметки американцам и их русским ученикам выплатили денежную премию. Газеты были расклеены на каждом углу. Просто так это не могло пройти - случился махач.
В конце октября, в выходной день, американцы пошли на танцы, которые устраивала местная молодежь. Там их стали задирать молодые шахтеры с соседних шахт. Мало того, что зазанайки, так и девки на них заглядываются! Кто-то кого-то зацепил плечом, толкнул и понеслось. За американцев сразу вписались их русские напарники. Какой-то дурак крикнул "буржуи наших бьют!". К драке побежали дорожные рабочие, бывшие рядом. В это же время прибежали рабочие с электростанции. Попобоище могло принять угрожающие размеры, если бы не начальство рудника и старшие товарищи, которые врывались в толпу и разнимали дерущихся. Наших стыдили, американцев оттесняли. Что интересно - американцы ни разу не обиделись и зла не держали, все в итоге помирились.
Примирение переросло в крепкую дружбу, когда американцы ввели в работу на полную мощность свои врубовые машины и открыли курсы по работе с ними. Если на начальном этапе русские шахтеры работали на одной машине вшестером и выдавали по 1.050 пудов, то после обучения их производительность возрастала до 2.200 пудов и обслуживали машину всего два человека.
В не меньшей степени сближению содействовало знакомство лидера группы Джона Пинтера с Марусей Ланьшиной, дочерью старого и авторитетного местного шахтера. Познакомились на тех самых танцах и, впоследствии,поженились.
Джон Пинтер (в центре) с товарищами идет на работу:


К весне 1923 года "Зиглеровская коммуна" полностью обучила свою смену и передала ей все врубовые машины. Электростания полностью была отремонтирована и работала на полную мощность. Перед группой встал вопрос - что делать дальше? Одна часть группы откликнулась на призыв Рутгерса и отправилась на Кузбасс, а другая, преимущественно механики и электрики, отправилась в Крым поднимать сельское хозяйство.
Джон Пинтер получил советский паспорт и стал Иваном Матвеевичем Пинтером. Поработав на Кузбассе, он, вместе с молодой женой, вернулся на Донбасс и до самой пенсии проработал на шахте Лидиевка. Говорят, что его потомки и сейчас живут в Донецке.

Основные источники:
газета "Экономическая жизнь" от 20.10.1922, 17.12.1922
газета Правда от 21.03.1967
Г.Я. Тарле. Друзья страны Советов. М., 1968, с. 158-160
d_clarence: (Default)
Был такой замечательный человек - Сидней Хилман.


Родился он в Ковно в религиозной еврейской семье потомственных торговцев в 1887 году. Родители хотели сделать из него раввина, но не получилось - пацан предпочитал водиться с местной шпаной. Пару раз загремев в кутузку, познакомился с местными социалистами, стал ходить на подпольные собрания и окончательно променял талмуд на Карла Маркса. Стал бойцом Бунда. Участвовал в организации первомайской демонстрации в 1904 году в Ковно, за что получил первый срок в тюрьме. В камере познакомился с профессиональными революционерами. В 1905 году работал агитатором. Узнав, что заочно приговорен к повешению, в 1906 году свалил в Германию, а оттуда перебрался в США. Сначала работал приказчиком на складе швейной фабрики, потом закройщиком в цеху. Там он и сделал быструю карьеру - гены помогли. Хилман потрясающе умел договариваться и находить компромиссы. Короче он возглавил фабричный профсоюз, а в 1914 году стал главой Объединенного союза рабочих швейной промышленности США.
В событиях 1917 года и гражданской войне в России участия не принимал - с головой ушел в профсоюзное движение США. В июле 1921 года прочитал воззвание Горького. Написал несколько писем друзьям в Россию. Связался c Межрабпомом и выехал в Берлин. В Межрабпоме уяснил всю картину нашей катастрофы. Еда едой, но промышленность в России полностью развалена, ничего нет. Межрабпом как раз начал формировать отряды рабочих для производственной помощи Советам и Хилман без колебаний решил включиться в это движение. И включился с истинно американским размахом.
Вернувшись в Америку, Хилман выступил с несколькими воззваниями к работникам швейной промышленности. Заключил союз с американо-русским экономическим обществом (полулегальное объединение профсоюзов США, собрали нам 1.000.000 долларов) и Союзом Друзей России (коммунистическая организация, тоже серьезные ребята). Предложил всем профсоюзам отчислить однодневный заработок и помочь сформировать экспедицию в Москву для помощи Советам в восстановлении швейной и текстильной промышленности. В неделю собрал 32.000 долларов, необходимое оборудование и сплотил вокруг себя первую группу в 120 человек американских ткачей и фабричных рабочих


Уже в сентябре 1921 года группа с оборудованием и станками прибывает в Москву. Совпра дает американцам поручение - восстановить и ввести в эксплуатацию швейную фабрику № 36. Американцы берутся за дела, но сталкиваются с нашей волокитой, бестолковщиной и бюрократизмом - профессиональных чиновников на местах нет, работать не умеют. Хилман моментально находит выход. Пишет на бланке американских профсоюзов Ленину:
"Мы приехали с одним только желанием работать, и работать усиленно. Мы просим Вашего сотрудничества помочь достроить эту фабрику. Нам очень мало нужно материалов для ремонта этой фабрики, а что требуется - имеется в местных учреждениях. Мы верим, что их получим, но это протянется больше месяца, когда мы можем все сделать в несколько дней. И это необходимо не для нас, а для производительности в Советской России" (О.Д. Соколов. Письма Ленину из-за рубежа//История СССР, 1960, №2).
Ленин реагирует мгновенно, раздав по шапке кому надо.
В результате уже 12 октября фабрика вовсю работает и принимает на работу и обучение русских специалистов. Фабрика полностью укомплектована новейшим американским оборудованием и, выйдя на полную мощность, обеспечивает работой 600 человек.


Делать дело и почивать на лаврах - это не по-американски, чего бы не вещали вам стареющие сатирики из телевизора. Раз можно работать и добиваться успеха - значит надо развиваться дальше!
Хилман рождает гениальный план.
Read more... )

Profile

d_clarence: (Default)
d_clarence

April 2017

S M T W T F S
       1
23 4 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 07:13 am
Powered by Dreamwidth Studios