d_clarence: (Default)
Столько событий и замечательных встреч произошло и происходит в эти дни, что решительно нет времени все до конца осмыслить и описать. 24-го марта впервые открылась публичная выставка о тех людях о которых пишет этот журнал. Выставка о голоде и о спасении.


Выставка состоялась при поддержке посольства Королевства Швеция в России. Приютила нас частная галерея Формограмма. Автор концепта и куратор - Дмитрий Храмов.
Одновременно с выставкой в Самаре стартовала неделя Швеции. В кинотеатре Художественный идет фестиваль фильмов, в детской и юношеской библиотеках проходят выставки шведской литературы. Приехала делегация шведских промышленников, бизнесменов и инвесторов.
Все эти события, к сожалению, оказались неинтересны нашим региональным властям и СМИ. Пресс-релизы были разосланы глубоко заранее.
Причин не знаю, лучшее описание тут: http://samcult.ru/episodes/13405
Сотрудничает с нами интернет-портал "Другой Город" и радио "Самара-Максимум". И люди идут. Много людей! Проходят экскурсии и лекции.
На открытии выставки посол королевства Швеции в России господин Петер Эриксон говорил о дружбе и о том как это важно, когда люди остаются людьми в самой отчаянной ситуации. "Друг познается в беде" - эта пословица имеет прямой аналог в шведском языке.


Открытие посетил пресс-секретарь посольства Чехии в России господин Владимир Кадлец - обещал помочь с поиском фотографий Алоиза Бабки, дравшегося с бандитами за хлеб для самарских ребят, и других делегатов Чехословацкого Красного Креста. От сего обещания прыгаю до потолка и хлопаю в ладоши.
На открытие пришло столько людей, что мы затрудняемся назвать даже приблизительную цифру.
25-го марта, вечером, состоялась поминальная служба в лютеранской кирхе в память Карин Линдскуг, отдавшей жизнь за самарских детей. На службе присутствовали придставители всех религий, которые исповедует население нашей области. Замечательные слова о любви сказал представитель православной епархии отец Иоанн - многие плакали. Муфтий Талип Яруллин сказал, что можно понять самопожертвование ради друзей, ради родственников, ради своей страны. А самопожертвование ради совершенно чужих тебе детей, детей другой культуры и мировозрения - это недостижимый нравственный подвиг.

Пропст Ольга Темирбулатова устроила специальный уголок о Карин- ее фотография и трогательное прощальное письмо самарских крестьян. Вход свободный - все желающие могут заглянуть и почитать.
Под катом замечательный фотоотчет о выставке самарского краеведа Олега Ракшина и ссылка на прекрасный отчет Марии Храмовой в фейсбуке.
Многие посетители оставляют трогательные отзывы - думаю их потом собрать и выложить здесь.
Сегодня прилетел корреспондент крупнейшего шведского таблоида "Экспрессен" - поедем брать интервью у Луизы Августовны Муландер-Лукиной.
Выставка же продлится до субботы.
Read more... )
d_clarence: (Default)


Йозеф Ротнагель работал помощником мэра Праги и слыл слегка долбанутым, что, в принципе, для страны Кафки и Гашека нормально. Ротнагель был ученым-инженером. Всю жизнь занимался популяризацией науки, обменом научной информации, создавал детские технические кружки, помогал оформлять патенты изобретателям, состоял председателем различных ученых советов и умел говорить только на технические и научные темы. В мэрии он дотошно проверял все технические и инженерные проекты. Даже в пивную их собой забирал и там в углу над ними сидел до поздней ночи. Из развлечений предпочитал срачи по переписке по поводу различных околонаучных публикаций в газетах.
В августе 1921 года чехословаки начали формировать всевозможные комитеты помощи голодающим нам.
В сентябре в Праге выступал перед журналистами президент республики Масарик и взял, да и подписал чек на миллион крон. И передал его мэрии Праги для "какого-нибудь" городского комитета помощи России.
Мэр созвал совещание. Сумма, конечно, внушительная, но для какой-то отдельной операции вроде недостаточна. Передать миллион какому-то одному существующему комитету - уж лучше сразу в окно выпрыгнуть, не дожидаясь обиженных. Распилить сумму на всех? Но президент ничего такого не говорил, сумму выписал целиком, указание вроде ясное. Что делать-то? Может просто какой-то конкретной советской организации перечислить? Только не политической.
Ротнагель услышал, вскочил из-за стола, выхватил из рук шефа чек и убежал.
Он за день обежал все пражские высшие учебные заведения, чешскую академию наук и отправил несколько телеграмм в Брно. Вечером вернулся на работу с проектом организации Комитета Помощи Русским Ученым. Растолкал орущих коллег и ввалился в кабинет мэра. Мэр поорал для порядка, ознакомился с документом и одобрил.
28 сентября 1921 года Ротнагель привез в Петроград для Дома Ученых пять вагонов гороха, крупы, муки и жиров, вагон одежды и медикаментов. Особенно важным грузом были 5.000 научных журналов и монографий со всего мира за последние два года, за что Ротнагеля наши ученые благодарили со слезами.
Петроградская комиссия по улучшению быта ученых было рыпнулась и хотела снять Дом с довольствия по такому случаю, но ей Зиновьев по шапке дал.

Историю узнал из переписки Главного представителя Чехословацкой Республики при ЦК Помгол и Нансеновском Комитете Йозефа Гирсы с Эйдуком. Письмо Эйдука Гирсе от 07.01.1922 и письмо Гирсы Эйдуку от 20.02.1922. Бывш. ЦГАОР ф.1058,оп.1,д.355,лл.2,6,9.
d_clarence: (Default)


Её Королевское Высочество принцесса Мария Йоркская, дочь короля Англии Георга V.
Мэри, как и положено правильной королевской дочке, занималась благотворительностью. Вот только для нее это было не дежурной обязанностью, а любимым делом и относилась она к нему с выдумкой и интересом.
Прославилась Мэри в 1914 году. Семнадцатилетняя принцесса объезжала госпитали по всей Британии и здорово наслушалась о "прелестях" фронтовой жизни. Мэри захотела, чтобы каждый солдат в окопах, каждый моряк в опасном плавании получил частичку тепла от своей родины. Захотела и в октябре месяце провела всебританскую акцию "Рождественские подарки для солдат и моряков" ("Soldiers and Sailors Christmas fund"). Мэри призывала через газеты и в личных выступлениях жертвовать хоть по нескольку пенни на подарок "для тех, кто сражается". За короткий срок было собрано 152,691 фунтов. На рождество 1914 года все солдаты на фронте и моряки получили "Princess Mary Christmas gift box". Офицеры получили серебряные коробки, а рядовые солдаты и матросы - латунные. Набор был продуман по-взрослому: унция табака, пачка сигарет в желтой обертке с монограммой, заправленная зажигалка, рождественская открытка, подписанная девушкой-волонтером, шоколадка, лимонные леденцы и фотография принцессы Мэри.
А еще Мэри вступила в ряды медсестер

(с мамой-королевой),

организовала движение девочек-скаутов Великобритании и вообще поддерживала всевозможные женские организации. Короче говоря, юная принцесса стала кумиром всех девчонок своей страны.
28 февраля 1922 года принцесса Мэри вышла замуж за Генри Чарльза Джорджа, 6-го графа Хэрвуд.

(кликабельно, специально для девочек)

Картинку надо поразглядывать. Зачем? А свадьба Мэри напрямую с нами связана.
После свадьбы, несколько дней спустя, Мэри устроила выставку подарков молодоженам и своего свадебного платья. Выставка всего в неделю собрала 8.000 фунтов. 4.000 фунтов Мэри раздала различным благотворительным организациям, а вот другие 4.000 перечислила в одну конкретную организацию для совершенно конкретных целей - в "Save the children" (МСПД) для голодающих ребятишек Поволжья. Деньги были МСПД получены и потрачены по назначению в Саратовской губернии.
Но это не все. Еще в ноябре 1921 года, узнав о помолвке принцессы, девушки Великобритании провели крутой флэшмоб - "Все Мэри Империи" ("The Marys of the Empire"). Суть его была проста: все девчонки, девушки и женщины, чье имя "Мэри" или созвучно ему, сбрасываются на свадебный подарок принцессе. Незадолго до свадьбы, в январе 1922 года, собрали и передали своей принцессе 10.000 фунтов. Принцесса добавила своих денег и купила для девочек-скаутов вот такую штабквартиру:
1910-1915-princess-mary_med.jpg
(там и по сей день проводятся всемирные слёты различных девочковых организаций)
Акция имела оглушительный успех и заложила традицию: на свадьбах все девушки с именами созвучными имени невесты стали сбрасываться на денежный подарок невесте. По примеру принцессы Мэри, многие невесты стали перечислять эти деньги в благотворительные организации. Целый год абсолютным лидером среди всех организаций был... МСПД, а конечным адресатом - наша волжская ребятня.
Не знаю жива ли традиция до сих пор.

Сведения о помощи верные - из стенограмм ежемесячных заседании Нансеновского комитета (лежат в бывш. ЦГАОР ф.1058, оп.1, д.182).
Ну а в честь 8-го марта под катом кинохроника той самой свадьбы
Read more... )
d_clarence: (Default)
В 1921 году у нас были очень непростые отношения с Финляндией. К концу года градус отношений опустился ниже нуля из-за событий в Карелии.
Наш поверенный в делах в Финляндии Черных получил в августе 1921 года указание организовать сбор пожертвований в пользу голодающих. Он сделал лицо попроще и обратился прямо в Правительство Финляндии с просьбой разрешить сбор средств по стране и вообще как-то помочь. Получил ответ от министра иностранных дел Холсти, что "Финляндия очень бедна и нуждается сама в помощи". Про разрешение Холсти забыл.
Черных утерся и пошел к местным социал-демократам. У большевиков все коммуникации были обрублены, а у этих была официальная газета "Путь". Социал-демократы согласились создать при редакции комитет помощи голодающим и опубликовали серию воззваний. Параллельно, Черных, сильно рискуя, разослал подпольные обращения к финским рабочим.
В редакцию "Пути" потек ручеек пожертвований - газета не самая популярная и быть левым тогда в Финлянди того...не очень.
Тем не менее, к ноябрю, в редакционный комитет набежало 85.000 финских марок (не знаю сколько это). И тут бабах - в Карелии заварилась новая каша. Газету закрыли, комитет разогнали, Черных запретили покидать Хельсинки и поставили под надзор. Сбор пожертвований тоже запретили. Разрешили только белогвардейский комитет помощи беженцам в Константинополе.
А у Черных на руках 85.000 марок от "Пути" и нелегально собранные от финских рабочих 585.000 марок. Что делать-то?! Деньги есть - помощи нет! Пересылать нелегально деньги в Москву бессмысленно - что там будут с финскими бумажками делать? Закупать продукты в Финляндии он не может. Валюту типа долларов купить не привлекая внимания он тоже не может. Вот только башку себе об стенку и остается разбить.
И тут появляется эта хрупкая пожилая женщина


баронесса Матильда Вреде.
Всю свою сознательную жизнь она, потомок старинного шведского финляндского рода, посвятила помощи гонимым и отверженным. Как-то, еще в ранней юности, будучи в Лифляндии, она увидела посадку каторжников в вагоны. Как их били казаки конвоя, как их утрамбовывали в эти вагоны и прочие "прелести" этапа. Ну и щелкнуло у нее в голове. Стала ездить по тюрьмам с продуктами, табаком и лекарствами. Сначала к политическим, а потом, когда увидела, что о них неплохо заботятся с воли, к самым разным упырям и вурдалакам - они-то никому не нужны. Вела с ними душеспасительные беседы. Охранники от нее офигевали, а она очень круто прокачивала харизму. В итоге, к тридцати годам, она уже запросто одна заходила в камеры смертников и ни разу никто не поднял на нее руку. Слушали ее, плакали и каялись самые отмороженные душегубы. Начальство тюрем ни разу не нашло в себе силы ей отказать (в глаза ее посмотрите).
Приехав в Финляндию, организовала комитет помощи заключенным. Комитет в основном помогал финским националистам и прочим политическим, а после обретения Финляндией независимости - обычным уголовникам и пленным финским красноармейцам, обычным голодным нищим, одиноким старикам в больницах, сиротам и т.п.. Матильду знала вся Финляндия, для финнов она стала кем-то вроде Матери Терезы.
Вот такая женщина и пришла в начале ноября 1921 года в советское представительство.
Вникла в проблему сразу. Включилась тоже сразу.
Притащила еще двух финских шведов - докторов Эренфельда и Ингельстрёма. Они входили в Международный Комитет Помощи Ученым. Заставила их зарегистрировать финляндское отделение этого комитета. Эренфельд совершенно легально, как руководитель отделения, опубликовал в основных газетах воззвание о сборе средств в пользу русских голодающих ученых. Черных, гы-гы, туда и закачал бабло. Правительство просекло схему, было дернулось, но получило пинка в коленку он следующего этапа многоходовки: Матильда подключила феминисток, отмороженных суфражисток и обычные женские общественные организации от союзов домохозяек до комитетов помощи бывшим проституткам. Сделала это тоже красиво.
Была такая всемирно известная организация "Save children!" (в России - "Спасите детей"). У нас она порядка 200.000 детишек кормила через миссию английских тред-юнионов. Ее отделения работали во всех цивилизованных странах. В Финляндии отделение номинально было, но ничего не делало. Матильда, по своим каналам, и поставила вопрос "как так?!" перед разобщенными женскими движениями Финляндии. Женские организации начали сбор средств в помощь русским детям и, в обход запрета, стали направлять их в эту организацию - она же легальная. Руководство отделения разогнали и выбрали новое коалиционное.
Правительство мало того, что ничего не могло с этим поделать, оно еще и в панику ударилось - в Карелии война, "Красная угроза", разруха, инфляция, а тут на горизонте замаячила новая политическая сила! Короче оно все пустило на самотек.
Благодаря этим мерам, через ученых и "Спасите Детей" (а организация входила в Нансеновский комитет, что только усиливало батхёрт финского правительства), было закуплено в Европе и отправлено в Россию 72,3 тонны пшеничной муки, 300 тонн ржаной муки, 2 вагона рыбных консервов, 400 килограмм какао, бинты и йод на 50.000 финских марок, 3.000 долларов деньгами. Ехало к нам все это добро по линии самого Нансена.
И все устроила одна хрупкая женщина со стальной волей.

Информацию дал сам Черных в отчете в НКИД комитета помгола при представительстве РСФСР в Финляндии от 25 марта 1922 года.
Бывш. ЦГАОР ф. 1064, оп.6, д.68, лл. 103-106.
d_clarence: (Default)


С Персией Советское правительство почти сразу нашло точки соприкосновения - желание насыпать под хвост Англии сильно сближает, проверено веками.
Пинок, полученный англичанами и деникинскими обормотами в Энзели от Волжско-Каспийской военной флотилии в 1920 году, вызвал весьма теплые чувства в среде персидских военных. Тогда же, Советское правительство признало за Персией право свободного судоходства по Каспию.
В феврале 1921 года в Москве был заключен Советско-Персидский договор о дружбе и сотрудничестве. Мы делали шикарный подарок - освобождали Персию от всех обязательств данных царскому правительству. У Персии развязывались руки для выдворения из страны английских интервентов, чем, в принципе, персы уже успешно занимались, и создавались возможности для проведения внутренних реформ. Страны обменялись посольствами. Отношения наши оставались безоблачными, даже не смотря на существование Гилянской Советской Республики.
Когда разразился Голод, персы отреагировали сразу, наперекор стереотипу о восточной медлительности. Посол Персии Али Гули Мошавероль Мемалек (фото?) в первых числах августа 1921 года отправил подробную телеграмму в Тегеран. В телеграмме изложил масштабы бедствия и просил действовать как можно скорее. Затем поехал к Каменеву и отдал собранные сотрудниками посольства 1.200 долларов для помощи голодающим. А уже пятого сентября на стол Чичерину легло письмо (пер. с французского):
"Чрезвычайный посол Персии - Народному Комиссару Иностранных Дел, 5 сентября 1921 года.
Уважаемый господин Комиссар,
В ответ на мою телеграмму, адресованную в Тегеран, в которой я ввел Персидское Правительство в курс положения в некоторых районах России, в которых свирепствует голод, Министерство Иностранных Дел сообщает, что Персидское Правительство для содействия облегчению, в котором нуждается русское население, считает своим долгом предоставить в распоряжение России 1.000 хорваров /20.000 пудов/ риса в портах Каспийского моря и 2.000 хорваров /40.000/ пудов хлеба в Хоросане.
Прошу Вас Господин Комиссар принять уверения в моем совершенном почтении,
Чрезвычайный Посол Персии
Мошавероль Мемалек."
(бывш. ЦГАОР ф.1064, оп.6,д.109,л.64)
В Персии стреляют, отжимают у англичан стратегическое имущество, решают внутриполитические проблемы в условиях вялотекущей гражданской войны. Но тут раз - и за месяц умудряются собрать 320 тонн риса и 640 тонн хлеба и доставить это добро в распределительные пункты.
Эту операцию устроил возглавлявший тогда правительство Персии Ахмад Кавам


13 сентября наш посол в Персии Федор Ротштейн


явился к Ахмад Каваму с официальной благодарностью от Советского Правительства. На приеме Ахмад Кавам, вопреки всем нормам восточного этикета, сразу заговорил о деле. Он довел до сведения советского посла, что рис сейчас в портах и о нем он не беспокоится, но хлеб надо везти из Хоросана. Заранее его выслать нельзя - все хлебные хранилища в портах разрушены добрыми англичанами, русскими белыми и местными бандами. К тому же обстановка на севере неспокойная, охрану каравана персы обеспечат, а вот дальше все зависит от Советов. Хлеб должны сразу грузить на советские корабли. И есть еще одна проблема: с октября и всю зиму дороги из Хоросана на Каспийское побережье непреодолимы. Времени в обрез.
Ротштейн был из плеяды первых советских дипломатов, то есть человеком дела. Он не только отстучал телеграмму в Москву, но и сам метнулся грузить рис на прибывшие советские пароходы, пошел с ними до Баку, заставил их сгрузить там рис, вернулся с ними обратно за пшеницей, погрузил пшеницу и отправил ее в Астрахань. После чего пароходы еще совершили рейс Астрахань-Баку-Астрахань, но это уже без Ротштейна.
Ахмад Кавама сняли с поста в октябре 1921 года, но он успел создать Центральный Комитет Помощи Русским Голодающим и назначить его главой военного министра Сердар Сепаха.
Read more... )
d_clarence: (Default)
Серия "Добрые люди" о простых и не очень иностранных гражданах, частным образом помогавших чем могли нашим голодающим. Сегодня у нас три истории из Германии 1921 года.

История 1. Бомжи города Лейпцига и русский голодный ребенок.
Публикации о русской катастрофе начали выходить в Германии уже в июле 1921 года. Первые призывы о помощи стали публиковаться с начала августа в социалистических, профсоюзных и коммунистических газетах вроде Rote Fahne и Freiheit. А так как было полно газет-конкурентов типа Vorwärts, да и нецелевая аудитория к ним прохладно относилась, то коммунисты придумали такой кунштюк - читать на площадях в рупор самые ударные статьи. Вот в Лейпциге они и зачитывали такую статью про голодный кошмар на Волге с призывом жертвовать не в Красный Крест, а в Межрабпом - так быстрее дойдет до русского ребенка. На площади кучковались местные бомжи ("бездомные безработные").
Чем-то их оратор зацепил. Два дня они бродили по городу и просили милостыню "не на себя, а на русского ребенка". Насобирали 287 марок, которые и принесли в местное отделение Межрабпома. Правда самой милостыни они насобирали 187 марок, а еще сотку добил уличный наперсточник. Эта сумма, при тогдашней еще терпимой инфляции, равнялась примерно 2 долларам - ровно столько уходило на месячное питание одного русского чумазика на далекой Волге


История 2. Артистка легкого жанра.
Была такая известная в 20-30-е годы немецкая артистка Кете Дорш. Играла в опереттах, скакала в кабаре, снималась в кино и крутила романы. Как и положено всякому нормальному актеру и артисту тех лет, дружила с коммунистами и прочими левыми. В сентябре ей показали пару фотографий с Волги. Кете вела тогда жизнь легкомысленную, дольше чем на пять минут в будущее не заглядывала, денег за душой ни гроша не имела - спускала гонорары подчистую. Но тут она наморщила лоб, объявила своим поклонникам, что если будут содержать ее месяц, то всех одарит поцелуем, а будущему мужу-режиссеру выставила ультиматум - постель через сцену Большого Драматического театра Берлина. Молодой жених метнулся и устроил три вечера подряд. Кете выбрала самые откровенные платья и все три вечера пела, плясала и скакала в них перед публикой. Напела и наплясала она на 12.000 марок (примерно 80 долларов, инфляция однако), которые до последнего пфенинга перевела Межрабпому. Спасибо тебе, милая


История 3. Алкоголик из Вельтена на Мозеле.
По улице Вельтена на Мозеле просто шел коммунист-агитатор и нес под мышкой плакаты. К нему привязался алкаш по кличке Штоци (бог его знает что означает): "Кто такой? Чо не местный? Покажь чо несешь!". Коммунист показал плакат с детскими трупиками. Рассказал что вот ходит по разным конторам и собирает пожертвования. Алкаш сказал "Ща!", взял его за руку и поволок в местную пивную. Там он стал орать завсегдатаям что они тут все свиньи, зенки залили, а в Руссланде дети мрут. Штоци все хорошо знали и попросили хозяина налить ему стопку шнапса, чтоб заткнулся и отвязался. А этот алкаш бац и не стал пить - попросил хозяина лучше выдать ему мелочь за стопку, а шнапс вылить обратно в бутылку. Пивная заинтересовалась. Штоци сказали, что пусть эти медяки отдаст русским детям и успокоится, а за такой героический поступок ему так и быть новый стопарь купят.
А Штоци бац - и его не выпил, разменял на деньги. Всем стало интересно, когда же он сломается. Штоци смог удержаться от выпивки на 50 марок, каковые и были торжественно вручены коммунисту-агитатору всеми посетителями пивной.

Эти и многие другие истории можно найти в публикациях Гизелы Йен, историка компартии ГДР. Сюжеты конкретно этих из "Помощь германского рабочего класса советским трудящимся в 1921-1922 гг."- История СССР, #5, 1966.
d_clarence: (Default)
Правящие круги Швейцарии РСФСР не признавали, в упор видеть не хотели. Первого советского полпреда Берзина выкинули из страны летом 1918 года.
Молодому же Советскому государству Швейцария была и нужна и интересна. В Швейцарии находились крупнейшие международные организации (Лига наций, штаб Международного Красного Креста и др.), было развито рабочее движение, работали известные ученые, экономика росла, сельхозпромышленность была передовой.
Зайти смогли со второй попытки в ноябре 1918 года, прислав Сергея Юстиновича Багоцкого как руководителя представительства Российского общества Красного Креста (РОКК). Сыграли на наших многочисленных бывших военнопленных, бежавших в Швейцарию из австрийского и немецкого плена, - депортировать их ведь как-то надо.
Багоцкому сразу запретили контактировать с любыми организациями кроме Международного Красного Креста (МКК). Ну запретили и запретили, не плакать же. Багоцкий стал регулярно посещать все мероприятия МКК, участвовать в прениях и "круглых столах". Умного и образованного доктора заметили, стали сами приглашать. Багоцкий демонстративно общался только с врачами, учеными, особенно эпидемиологами, и миграционным ведомством. В итоге его стали воспринимать исключительно как врача-эпидемиолога и даже как полезного человека - предложил некоторые эффективные гигиенические меры для депортационных карантинов. А еще Сергей Юстинович за три года умудрился не провалить ни одной явки, хотя связи в Щвейцарии у него были на зависть. Взять хотя бы то, что он являлся одним из организаторов отправки Ленина в Петроград в 1917-м.
В августе 1921 года Багоцкий совершенно открыто дает объявления в газетах с просьбой жертвовать в пользу голодающих. Пожертвования потекли, но очень быстро нашему отделению РОКК дали по рукам и запретили их собирать.
Дело было не в злобе и ненависти, как некоторые поторопятся решить, а в запутанной ситуации с благотворительностью в Швейцарии. На 1921 год в Швейцарии действуют: Международный Красный Крест, собственно Швейцарский Красный Крест и множество иностранных организаций Красного Креста, аккредитованных при МКК. И вот, когда родной Швейцарский Красный Крест начал сбор пожертвований среди своих граждан для помощи дохнущим русским, то стал часто получать ответ: "мы ведь только что Красному Кресту пожертвовали!". Кому? Куда?- поди разберись. В результате Швейцарский Красный Крест принял постановление "К вопросу защиты Швейцарского Красного Креста" согласно параграфу 1 которого, всем "краснокрестным" организациям в стране запрещалось осуществлять сбор пожертвований без письменного разрешения. Собранные пожертвования надлежало передавать в специальный Комитет помощи голодающи России. Этот комитет либо перечислял деньги в Швейцарский Красный Крест, либо в МКК.
Багоцкий обратился за таким разрешением, но ему отказали - в стране прошла серия демонстраций рабочих в поддержку РСФСР и его заподозрили в их организации.
Любой другой в такой ситуации мог бы умыть руки - ничего поделать нельзя, стрелки переведены на швейцарское правительство и можно спокойно жить в симпатичной капстране.
А ведь и правда - как быть, если легально собирать помощь не можешь, а за "нелегально" тебя влет вышлют из страны?
Сергей Юстинович руки не умыл и выход нашел. Да какой!
Он объехал все университеты Швейцарии, где были медицинские факультеты. На факультетах он выступал с лекциями о проблемах здравоохранения в РСФСР и эпидемической угрозе. После чего призывал нет, не жертвовать, а делиться передовыми научными знаниями. 20 медицинских кафедр прислали ему 200 рефератов по лечению туберкулеза, охране материнства и младенчества, по борьбе с эпидемическими болезнями. (Для школоты и студентов надо пояснить, что реферат - это не та чушь, что вы из интернета скачиваете, а тщательный обзор научной литературы по интересующему вопросу). Информация из этих рефератов была настолько важной, что нарком Семашко лично благодарил с трубуны авторов, выступая на заседании Эпидемической комиссии Лиги наций в январе 1923 года.
Наряду с этим, Багоцкий братился к швейцарским объединениям художников и те провели ряд своих выставок в пользу голодающих. Сбор от них поступал в Комитет художников Берна, который перечислял деньги в Нансеновский комитет, с которым, в свою очередь, у Багоцкого уже была достигнута договоренность о переводе денег с определенных счетов сразу на адрес ЦК Помгол в Москве.
Так же, через Нансена, Багоцкий смог переправить в Москву 140.000 швейцарских франков, собранных рабочими.
Случился и эпик-фейл. Местные товарищи порекомендовали Багоцкому обратиться к ретороманским кантонам за помощью. Их население всегда держалось особняком от прочих швейцарцев и могло по своим каналам переслать помощь прямо в РСФСР. Багоцкий провел ряд встреч, по результатам которых 5 ноября 1922 года в ретороманских кантонах объявлялся днем помощи голодающей России. В этот день по селам и городам ходили юноши и девушки с тележками и кружками, звонили в колокольчики и раздавали листовки с информацией о голодном кошмаре. За один день они собрали пожертвований деньгами и одеждой на 18.000 щвейцарских франков (учитывая, что романшей и сейчас очень мало - сумма солидная). Собрали, рассказали Багоцкому и тут на него что-то нашло. Что-то вроде веры в человечество, справедливость и прочую чушь. Он предложил поступить по закону - то есть передать их в Комитет помощи голодающим России для направления в голодающие районы. А Комитет взял и спустил деньги в унитаз на помощь русским беженцам в Константинополе и Смирне. От такого даже эмигратский "Руль" выпал в осадок и назвал это "спекуляцией на почве голода". Швейцарцам пришлось извинятся, но деньги уже освоены..
После убийства Воровского, в мае 1923 года, все официальные отношения между нашими странами были прекращены. Однако, Багоцкий остался. Остался и стал растапливать лед "снизу". В 1926 году он привез в Швейцарию только что вышедший "Броненосец Потемкин". Стал с ним ездить по кантонам и лично переводить. Фильм имел настолько колоссальный успех, что на демонстрации стал приезжать народ из Франции и Италии. В результате, под давлением общественности, на международный конгресс кинематографистов 1929-го были приглашены ведущие советские кинорежиссеры во главе с Эйзенштейном.
Багоцкий оставался на своем посту до 1937 года, после чего вернулся в Москву. Года не пугайтесь - Сергея Юстиновича никто не арестовывал, он вышел на пенсию и спокойно жил в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище.


Ну а еще ему в заслуги можно записать то, что он папа Владимира Сергеевича Багоцкого - изобретателя и создателя аккумуляторов и батарей для первых советских космических кораблей.

Гетманова Н.Г., Кузьмина М.С. Советско-Швейцарские культурные и иные связи (1917-1937)//Вопросы истории, #5, 1989.
d_clarence: (Default)
В Октябре 1921 года для борьбы с эпидемиями, были созданы Медико-Санитарные отделы АРА. Штаб Поволжского отдела находился в Самаре, зона контроля: Самарская губерния, часть Симбирской (Сызрань), Царицынская и Астраханская губернии.
Что имеем: Тиф (брюшной, сыпной, возвратный), холеру, малярию, цынгу, дизентерию, сифилис, трахому, скарлатину, туберкулез. Это только массовые заболевания.
В октябре 1921 года у нас не было ничего - ни медикаментов, ни вакцин, ни перевязочных материалов, ни лабораторного оборудования, ни еды для врачей и больных. Многие больницы, особенно в зоне недавних боев, разрушены. И нет главного - нормальной статистики.
С октября Отдел собирает совместно с губздравами хоть какую-то статистику, на которую можно опереться при доставке помощи и планировании "противозаразной кампании".
Первые более-менее вменяемые цифры собрали к декабрю. Тогда же в Самару прибывает доктор Фредерик Фукар (Frederick Foucar) и возглавляет Отдел.
Вот он сидит второй слева:

По центру Уилл Шафрот - шеф Самарского отделения АРА.
Фукар проработает в Самаре до 20 мая 1923 года.
Только прибыв, он с головой ушел в работу. Главы губздравов, особенно глава Самарского Пятаков, забыли что такое выходные и праздничные дни, спокойный сон и личная жизнь.
Уже в январе 1922 года во всех подопечных больницах выдается детское питание, а к февралю кормят и взрослых больных. На ремонт больниц и приемных покоев Фукар выделяет кукурузу и сахар, а не деньги - работа теперь делается максимально эффективно и в срок.
По всем волисполкомам вводится обязательный мониторинг за заболеваниями и обязательная еженедельная отчетность. Все случаи задержки статистики Фукар безжалостно передает в местные Эпидчека.
С января во всех губернских центрах ремонтируются старые и открываются новые бани. Вводится жесточайшее правило мыть детей перед посещением столовых, перед приемом в детдом, перед переводом из детколлекторов в детдома. При всех банях открываются дезинфекционные камеры.
Мало принять такие меры - надо их обеспечить. Создаются специальные "банные отряды", в каждую столовую назначается дежурный врач или фельдшер. Этого мало. В Губернских городах ежедневно отряжаются по два врача для контрольного обхода всех пунктов. В уездных по одному. В волостях еженедельный объезд. Проверяют гигиену, чистоту, расход мыла и хлорки. Нарушения - привет Эпидчека.
Уже эти меры дали на конец февраля существенное понижение детской смертности от заразных болезней.
Еженедельная работа бань начинается с бесплатного и часто принудительного мытья беднейших слоев населения - они самые заразные
В феврале Фукар открывает в губернских центрах спецамбулатории для медицинских сотрудников АРА, где они, после командировок и контактов с больными, могут провериться и подлататься. Амбулатории очень большие, с увеличенным штатом - для чего? Для самой масштабной в истории России до того времени прививочной кампании.
По всей стране нужно в кратчайшие сроки сделать прививки 30 миллионам человек. На Среднее и Нижнее Поволжье приходится 6 миллионов. Что против эпидемий нужно делать прививки и бороться с их очагами, знали еще в РИ, но вот почему-то пришлось ждать Голода и 1922 года.
Про прививочную кампанию я уже писал, но все же повторюсь.
В феврале по заказам начальников медотделов АРА из Америки прибыли пароходы с тетравакциной, шприцами, бинтами, спиртом и прочим необходимым. Все это добро, преодолев логистический кошмар раздолбанных дорог, сломанных и разбитых паровозов, нападений банд, воровства и бестолковщины, разъехалось по медицинским штабам Отделов. Началась работа по формированию отрядов, разверстки работ.
В Поволжье сначала вакцинируют и прививают всех посетителей столовых. Затем начинается самое трудное - вакцинирование крестьян. В губерниях формируются специальные прививочные отряды (в Самгубернии их семь), каждому отряду выделяются транспорт, оружие и район деятельности. К работе отрядов подключают ВЧК-ОГПУ. В неблагополучных районах на маршрутах осуществляют патрулирование части ЧОН.
Главная проблема.
Крестьяне никогда шприца не видели, среди них бродят самые дикие слухи. Фукар это знает и что, подлец, делает: по всем селам объявляется, что не сделавшие прививку открепляются от столовых и пайков. Мера дала мгновенный эффект, но не стопроцентный. Большинство сектантов и староверы наотрез отказались от "печати Сатаны". Эту проблему решила уже Советская власть чисто силовым методом - натурально били и держали за руки-за ноги. Чуть подробнее тут: http://d-clarence.livejournal.com/80059.html. А что делать - не привьешь их, так они других снова перезаражают.
Уже в апреле в одной только Самарской губернии было сделано 400.000 прививок тетравакцины и 17.000 оспенного детрита. К июню - миллион. Это за исключением Бузулукского уезда - там все делают квакеры. Всего в Поволжье так и не было привито 20 % населения. Основные причины: медицинские противопоказания (да-да - их тоже выявляли, а не наобум кололи всех подряд), пропажа людей безвести (беженцы, умершие), "яростное уклонение" (иногда отбивались с применением оружия).
Кампания дала такой эффект, что в зиму с 1922 на 1923 год впервые с войны не было эпидемии тифа, совсем. Кроме, естественно,отдельных случаев заболевания.
После тотального прививания населения на местах, Отдел поставил себе цель победить "привозной" тиф. В Поволжье на всех узловых ж/д станциях были оборудованы, снабжены медикаментами и укомплектованы персоналом амбулатории и изопункты. Их задача - проверять пассажиров поездов и беженцев. После осмотра выдается талон. Нет талона - принудительное помещение в изопункт (да-да, старое доброе насилие). Штат амбулатории и изопункта 7 человек для работы в две смены. Проработают они до лета 1923 года. Ежемесячно амбулаториями осматривалось до 200 поездов, а в изопунктах находились, лечились и кормились до 2.500 человек.
Далее нас ждут холера, сифилис, трахома:
Read more... )
d_clarence: (Default)
Александр Николаевич Бакулев

Глыба отечественной медицины. Герой Социалистического труда, лауреат Ленинской и Государственной (Сталинской) премий, заслуженный деятель науки, Президент АМН СССР. Один из основополжников сердечно-сосудистой хирургии.

Голод застал его в Саратове, где он служил военврачом-дезинфекционистом. Привлекался к работе местной эпидчека. Осенью столкнулся с кошмарным наплывом беженцев, чудом выжил.
В это же время, АРА, всей своей мощью, включилась в битву с эпидемиями. Была развернута колоссальнейшая прививочная кампания. К лету 1922 года было израсходовано 33.000.000 доз вакцин в районе с населением почти в 70 миллионов человек (отчет Эйдука от 1.08.1922). Только вдумайтесь в эту цифру! Как это было организовано.
В Казани, Самаре, Уфе, Оренбурге, Саратове, Симбирске, Царицыне, Минске, Киеве, Харькове, Ростове, Одессе, Александровске, Феодосии были образованы медицинские спецокруга, в каждом округе работают два американских врача, занятых исключительно оказанием медицинской помощи. Им подчиняется американец-начсклада медприпасов. Они набирают русский медперсонал, который занимается прививочной кампанией медпомощью на местах. Американцы инспектируют и не брезгуют сами заниматься простой врачебной работой. В отдаленые деревни снаряжаются прививочные экспедиции. В неблагополучных районах вакцины доставляют на себе вооруженные агенты ВЧК-ГПУ.
По границе Зоны (прям так и писали), между городами Рязанью, Тулой, Курском, Воронежем, курсирует врачебно-санитарный поезд АРА в 22 вагона. Поезд объезжает карантины, его задача- не выпустить заразу. Поезд лечит и вакцинирует и бойцов заградотрядов.
Главные проблемы (ну кроме отсутствия нормальных дорог, нулевой безопасностью, громадности расстояний, невежества населения) - кадры и контроль.
Бакулева вызывают в Самару в штаб ПРИВО и дают направление в Москву в распоряжение З.П. Соловьева - заведующего военно-медицинскими кадрами. Соловьев представил его Бьюкесу - уполномоченному АРА по медпомощи нам, и отдал приказ:
- Вы прикомандировываетесь к АРА. Идут нужные нашим больницам медицинские товары. Вы назначаетесь инспектором по проверке правильности распределения и использования средств и ресурсов. Работа малоприятная, но нужная, и сами кое-чему научитесь. Нехваток везде много, но некоторые работники наших учреждений думают о своей пользе, а не об общей, рвут, делают запасы. Надо навести порядок, отобрать излишки и передать туда, где победнее. Смотрите в оба, не бойтесь ссориться, действуйте по совести! Получите удостоверение.
Бьюкес отправил нового инспектора сначала в Самару, а получив благоприятные отзывы ("есть деловая хватка, честен" - характеристика уполномоченного АРА по Самаре Шафрота), стал перебрасывать в наиболее проблемные места. Школу, которую прошел там, Бакулев будет помнить всю жизнь: "Почти год ездил по больницам, знакомился с постановкой дела, проверял заявки, изымал излишки, передавал обойденным и ущемленным. Некоторые товарищи, надо сказать, меня возненавидели. Но я действовал не ради личных интересов. И, признаться, контролируя хозяйственную сторону в организации больниц, многому научился. Впоследствии не раз я вспоминал этот период своей военно-медицинской службы добрым словом. И он был для меня полезной школой."
Летом 1922 года на Волге вновь вспыхнет холера. Вконец измотанного Бакулева бросят туда. Может и погиб бы там, но "выручила" малярия. Схлопотал он ее в тяжелой форме. Выкарабкавшись, был демобилизован и смог наконец вернуться в Саратов гражданским хирургом.

Прямые цитаты по "А.Н. Бакулев. Полвека на службе жизни. Прометей, 1972, т.9"
d_clarence: (Default)
"Хотя для каждого мыслящего человека должно быть ясным, что при общинном владении возможно также кулачество, спаивание мира, обирание бедных богатыми и, наоборот, разорение достаточного населения мироедами и гнет мира"
Цитатой можно бить "по мордасам" оппонентов. Ибо принадлежит она Министру Финансов Российской Империи.
И просто хорошему человеку - Николаю Христиановичу Бунге.
Read more... )
d_clarence: (Default)
Это Владислав Дружицкий. Русский сотрудник миссии английских квакеров, прикомандирован Бузулукским исполкомом. У него чахотка в последней стадии. Жить ему осталось три-четыре месяца. Диагноз свой знает. Его долг - доставка и учет медикаментов в пораженные тифом деревни. Фотография сделана в декабре 1921 года. Он умрет в эту зиму. Пост не бросит.


Фотография из Riksarkivet, где он указан просто как "русский чиновник".
Установить, что это именно Владислав Дружицкий, помог фотоархив Нансена Photographic Archive of Fridtjof Nansen's Life and Work
d_clarence: (Default)
Это вторая история про иностранцев, бескорыстно отдавших свою жизнь за нас с вами.
Первая история о замечательной шведке Карин Линдскуг лежит здесь: http://d-clarence.livejournal.com/15848.html
Сегодня я расскажу об американской семье квакеров - Гарри и Ребекке Тимберс.
Гарри Гарланд Тимберс родился в штате Миссури и слыхом не слыхивал о квакерах. Он познакомился с Друзьями во время учебы в Haverford College в Пенсильвании. Идеи квакеров настолько захватили его, что по получении диплома, в феврале 1921 года, он завербовался в миссию квакеров в Польше (квакеры помогали там пострадавшим от войны, беженцам, голодающим и госпиталям).
В Варшаве он встретил юную медсестру - Ребекку Джени.
Ребекка была родом из Балтимора и происходила из уважаемой квакерской семьи. Она специально окончила курсы медсестер в Филадельфии, чтобы поехать в Европу и оказывать помощь нуждающимся. В Польшу она прибыла практически одновременно с Гарри.
Это была любовь с первого взгляда. Молодые люди известили письмами родных и в марте 1922 года поженились в Данциге, где уже ждал пароход, увозивший их в свадебное путешествие. Свадебное путешествие в Ад - через Петроград в Бузулукский уезд Самарской губернии.
Read more... )
d_clarence: (Default)
В Югославии в августе 1921 года был расстрелян за революционную агитацию в войсках коммунист товарищ Аллиаго. Когда его поставили к стенке, он снял с себя сапоги, куртку, вынул часы из кармана и попросил расстрельную команду продать это все на базаре и переслать деньги "голодающим русским детям".

Эту историю приводили: Мюрценберг в публичных выступлениях, О.Д. Каменева в книжке "Как пролетарии всех стран помогают России" и Воровский писал из Рима в НКИД.
d_clarence: (Default)
Вот эти девчонки-скауты из Массачусетса:


в июне 1922 года собрали в своем летнем лагере 1.072 доллара и послали их Гуверу, с просьбой отправить продовольственные посылки АРА советским девчонкам из самых нуждающихся семей.
В первых числах июля АРА распределила 107 посылок. 17 посылок раздали больным девочкам из лазарета детколлектора на Большой Царицынской (ныне Большая Пироговская) в Москве. По 10 посылок получили и распределили отделения АРА в Казани, Одессе, Оренбурге, Петрограде, Самаре, Саратове, Симбирске, Уфе и Царицыне.

Коммуна от 12.07.1922.
Фотография самая настоящая - отсюда: https://www.americanhistoryusa.com/you-are-american-if-you-go-camping/
d_clarence: (Default)
Ксерокопий ЖБД ЧОН еще нет - возникли трудности с расшивкой. Может уважаемый [livejournal.com profile] urator подскажет решение проблемы. В сканер папку не засунуть - ветхая, а листы нестандартные.
Но кроме ЖБД есть опер- и разведсводки Приво на 18 часов каждого числа, которые телеграфом отправляли в Москву. Все они лежат в ЦГАСО в фонде Р-2939, оп.1, дела с 2 по 5. Сводки, хотя и разрознены, дают намного более подробную картину боя. Попытаюсь сделать первое его описание, поэтому не судите строго, пожалуйста.

За неделю до.
В Пугачевском уезде действует полнокровный батальон ЧОН в 403 штыка и отдельный кавэскадрон в 281 саблю. Батальон разбросан по гарнизонам - стерегут башкирское направление и со стороны Кирреспулблики. Кавэскадрон перекидывают с места на место.
5 или 6 ноября с юга в уезд врывается конная банда Пятакова в 150 сабель и начинает хаотично метаться по уезду, сея панику. Против нее отряжают кавэскадрон и тот носится за ней как угорелый без всякого результата. У бандитов прекрасно поставлена разведка и они уходят за несколько часов до его появления. Пятаков уводит за собой кавэскадрон все дальше к югу, чуть не до Немкоммуны. В районе 10-го числа со стороны Уральска в уезд скрытно, в обход гарнизонов ЧОН, входит большая банда Серова в 400 сабель, при ста возах и 6 пулеметах. 11 ноября к нему присоединяются банды Горина, Чапаева, Митрясова и Катушкова. Объединенные силы составляют крупное, даже по меркам Гражданской войны, соединение - 700 сабель, 300 штыков и 11 пулеметов. 12 числа село Успенка, чуть севернее Пугачева, внезапно занимается пехотой бандитов. Село находится в прямой видимости из Пугачева (город расположен на возвышенности).
Карта кликабельна. Если убрать современные окраины, то квадрат в центре и есть старый город.


В городе паника.
Read more... )
d_clarence: (Default)
О самой Карин Линдскуг здесь: http://d-clarence.livejournal.com/15848.html
Похоронили Карин на родине в Швеции в Hosjökapell.
Союз женщин Швеции предложил почтить ее память сбором средств для голодающих самарских детей. К 1 июля 1922 женщины собрали 8.395 крон, на которые закупили 6 тонн муки, 1.056 коробок консервов и 500 метров ткани. И отправили в Самару.
Даже умерев, Карин Линдскуг продолжила заботиться о своих детях.

Газета Stockholms-Tidningen от 02.07.1922
d_clarence: (Default)
Пост безудержного хвастовства и великой скорби.
15 декабря, благодаря Sverker Åström's Foundation и лично Дисе Хостад, в Нобелевском музее в Стокгольме состоялись две мои лекции о помощи Швеции голодающей Самаре в 1921-23 годах. Первую мы провели для родственников руководства и членов экспедиции Шведского Красного Креста в Самару. Вторую- для участников и друзей Sverker Åström's Foundation - членов Нобелевского комитета, шведских министров, дипломатов, ученых, ректоров университетов, журналистов и просто хороших людей.

На лекции были представлены плакаты и афиши тех лет, призывающие население Швеции жертвовать кто сколько может голодающей России и конкретно Самаре. За что огромная благодарность известному журналисту Per Allan Olsson и Королевской Библиотеке.
Read more... )
d_clarence: (Default)
Перед нами подписной лист в пользу голодающих русских опубликованный в газете. Видно как совершенно разные люди и организации со всех уголков Швеции жертвуют кто сколько может. Это за две недели января - после публикации письма Экстранда об ужасах Голода.


60.640 крон и 5 эре 1922 года это 21.224.017 современных российских рублей.
В современном мире на такие воззвания народ только "лайками" вконтакте и в фейсбуке ответит..
d_clarence: (Default)
22 июля 1921 года он не просто перевел куда-то на счет, а прислал целый миллион со специальным курьером. Аж с острова Капри, где в то время находился. Ни до, ни после в симпатиях к большевикам замечен не был. Даже наоборот. Газеты его страны добродушно сошлись в мнении, что сделал он это по пьяной лавочке. Хотя в пьянстве особо замечен не был. Попробуйте угадать до того, как загляните под кат )
Read more... )
d_clarence: (Default)
Российское Общество Красного Креста (РОКК) в начале 1920-х - самая удивительная, алогичная, немыслимая организация, которая тем не менее работает и умудряется выбивать для нас помощь. Большевики еще в 1918 году попытались создать Советский Красный Крест, но без международного признания смысла в нем нет. Пришлось работать с тем, что есть- с РОКК. Издали несколько приказов о его реорганизации, попытались сменить всех сотрудников на своих. В целом по РСФСР, Украине и Белоруссии получилось. За границей - где как. В Австрии вообще казачий полковник-черносотенец отделение возглавил, из-за чего доктору Фрейду пришлось напрямую со "страшными коммунистами" встречаться. (подробнее тут - http://d-clarence.livejournal.com/4622.html)
Американское отделение РОКК занимало две комнатушки на Бродвее и состояло из председателя - д-ра Дубровского, с "крайне мутным прошлым" по выражению Уншлихта и валютного барыги из Бруклина в настоящем; зама председателя - латыша-меньшевика Ивана Озолиньша, который подписывался "Джон Озол" и имел в прошлом какие-то дела с Эйдуком и Ландером ("Эйдук - Ландеру 11 авг. 1922: Касательно Озолиньша - его прошлое ведь тебе известно как и мне" 1058, 1, 384, л. 32); и секретаря - американского коммуниста-фанатика Пакстона Гиббена (в 30-е его прижучит только что созданное ФБР как советского шпиона).
Положение у них незавидное. Проблемы три:
1. Полномочия им выданы правительством, которое США не признает.
2. Американский Красный Крест подчинился АРА, АРА наш РОКК не признает. Работать по привычной схеме РОКК не может.
3. Компартия в США на нелегальном положении. Создали свою организацию "Друзья Советской России". Жертвователи-не коммунисты путаются в русских организациях, относятся к ним с подозрением и отсюда проблема - американцы требуют приобретать только то, на что жертвуют, направлять только туда, куда указывают и отчитываться о доставке.
С октября 1921 по февраль 1922 года американцы принесли в РОКК 342.895 долларов 40 центов. И вот трое работников решают непростую логистическую задачу. Фрахтовать судно не могут - денег нет. АРА грузы не берет. Что делать? И тут, как гром среди ясного неба, новая беда - ЦК РОКК (через кого они получали скромную зарплату) прислал им циркуляр о необходимости командировать представителя РОКК в другие страны Америки для организации сбора помощи.
Джон Озол - ЦК РОКК 1 февраля 1922.
"К сожалению должны признаться, что у нас нет связей ни с Южной, ни с Латинской Америкой за неимением средств на страшно дорогие поездки. Билет в один конец в Бразилию стоит 500 долларов, командировка 1 человека на 3-4 месяца потребует около 5.000 долларов". Закончил письмо в том смысле, что пришлите лучше пароход и денег.
Короче грустно стало в Отделении. И может быть вся история РОКК в Америке окончилась бы печально и скандально. Если бы не чудо.
Read more... )

Profile

d_clarence: (Default)
d_clarence

April 2017

S M T W T F S
       1
23 4 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 06:55 am
Powered by Dreamwidth Studios