d_clarence: (Default)
Перед тем как спасать от голода нашу страну Нансен основательно потренировался. И не на кошках, а на своей Родине. Любимой Норвегии.
Когда в 1917 году США вступили в Первую мировую войну, в Норвегии случилась паника. Весь свой хлеб Норвегия получала от них - больше не от кого было. Белый пушистый полярный зверь выступал из сумрака постепенно и с каждым его шагом становилось все страшнее и страшнее.
Для начала полетел в мусорную корзину выстраданный полусекретный торговый договор с Германией (норвежцы по бросовым ценам продавали немцам различное сырье и оказывали разные посреднические услуги, а немцы не топили (ну почти) норвежские суда). Теперь немцы могли без всяких угрызений совести слать на дно все норвежские пароходы, идущие из Америки (что и стали делать).
Далее, правительство США решило оказать максимальное давление на нейтральные страны с прицелом втянуть их в войну. Инструмент простой как лом - экспорт. США его приостановили для всех нейтралов. Для возобновления торговли каждая страна, исключенная из списка, должна была самостоятельно заключить новый договор в Вашингтоне.
Бух, как говорит Алексей Лобин, бах.
Из народной норвежской памяти всплыли все ужасы голода, устроенного Роял Нэви в период Континентальной блокады. В городах начались пока еще легкие волнения.
Правительство понимало, что необходимо посылать специальную комиссию и договариваться. Но есть очень много всяких "НО".
1. Вступать в войну с Германией, на чем будут настаивать в Вашингтоне, нельзя - немцы просто аннигилируют рыболовную промышленность, перетопят суда, страна ослабнет, денег сейчас нет, а потом и вовсе никогда не будет, народ войны не хочет - будут потрясения и бунты, а по итогам войнушки союзники обязательно кинут (норвежцы никогда легковерными идиотами не были).
2. Если в войну не вступать, то придется идти на всякие уступки и просто унижаться. Что там потребуют эти янки не ясно, но уж точно малой кровью не отделаться. Взять с Норвегии особо нечего (нефть и газ там еще особо не добывали), значит потребуют монополий - привет независимости.
3. Где взять бабло на поставки по новому договору? Цены-то как пить дать задерут в разы.
4. Кого послать? Торговаться янки умеют как никто - обставят любого наличного норвежского дипломата. Большую делегацию с кучей экспертов не пошлешь - эти (норвежский мат) нехорошие заокеанские люди поставили жесткое условие: не более трех человек в составе комиссии.
В парламенте и министерских кабинетах начались жаркие схватки. Орали, спорили, ругались и даже дрались. Пока кто-то не сказал: "Нансен".
Все замерли. Заскрипели мозгами. Плюсы: известен всему миру, харизматик, предельно честен, невозможно запугать (сам может), полно друзей во всех углах земного шара, за Норвегию порвет любого. Минусы: нет достаточного дипломатического опыта в подобного рода переговорах, не полностью в теме, недавно несколько раз посылал всех на йух: в общем, в частности, за дело, не за дело, по партийной принадлежности и не, просто так. А еще непонятно как он себя поведет, кто с ним разговаривать будет и согласится ли.
Вопли, споры, драки снова возобновились. Пока кто-то не сказал: "Ну Нансен же!".
Нансена вызвали в правительство, изложили суть дела и предложили возглавить посылаемую в Вашингтон комиссию. В правительстве знали кого позвали, но прямую кишку прямо сразу разорвало у всех - Нансен дал согласие при одном условии: он поедет в США в статусе "полномочного посла для особых поручений" и таким образом будет вести переговоры с американцами самостоятельно, единолично и минуя "ослов" из норвежской дипломатической миссии в Вашингтоне.
Правительство несколько дней орало благим матом и сучило ножками. Но в итоге согласилось: пресса и народ за, часики тикают, жрать скоро будет нечего. Да и крайним, если что, будет это усатое хамло.
Нансену пошили соответствующий костюмчик


и поторопили с отъездом. А Нансен сказал: "Рано!"
Read more... )
d_clarence: (Default)
Был такой известный фотограф и просто хороший дядька - Максим Дмитриев


Участвовал в международных выставках и конкурсах. Мог бы фотографировать всяких купчих и в ус не дуть, ан нет - поехал во время голода снимать подыхающую деревню в окресностях Нижнего Новгорода.
В принципе, люди, которым не лень делать на пару кликов больше, и так имеют представление о том, как выглядела реальная деревня в РИ. Остальным зайдет для ознакомления. Фотографий не много, но все, что ценно, атрибутированы. Кликабельно.

Народная столовая в деревне Пралевке Лукояновского уезда. 1891-1892 гг.:

Read more... )
d_clarence: (Default)
Он самый, да


В Стоглаве он прямо говорит:
"Милости и корм годовой, хлеб и соль и одежда, по богадельным по избам, по всем городам даются из нашея казны, и христолюбцы милостыню дают же".
Кого принимать в богадельни:
"А нищие и клосные и гнилые и престаревшие, во убожестве, глад и мраз и зной и наготу и всякую скорбь терпят, не имеют, где главы подклонити, по миру скитаются, везде их гнушаются, от глада и мраза в недозоре умирают, и без управы и без покаяния, и без причастия, никим не берегомы. На ком тот грех взыщется? И о тех что промыслите? Православным царем достоит о них промыслити."
А как устроить богадельни? Царь тоже говорит:
"Да приставити к ним здравых строев и баб стряпчих, сколько будет пригоже, смотря по людям. Да над ними приказати священником да целовальником градским людем добрым смотрити, чтобы им насильства не было и обиды от стряпчих."

Цит. по В.Лешков. История русского общественного права до XVIII века. М., 1858. С. 596
Да простит меня [livejournal.com profile] thor_2006, что в его епархию влез. Надо же на что-то доброе отвлечься перед кровавой брисбенской баней.
d_clarence: (Default)
Мои новогодние подарки от Красноярского и Питерского Дедов Морозов


Марки - вообще улёт! Те самые!
Есть у меня в архиве маленькая филателистическая история:
http://d-clarence.livejournal.com/59812.html
Главному Деду Морозу огромное спасибо!
d_clarence: (Default)
О "Мертвых душах" Николая Васильевича Гоголя опубликовано столько исследований, что жизни, наверное, не хватит все их перечитать. Поэма рассмотрена с разных сторон в тысяче контекстов. Кажется, что о ней известно все. Но есть в ней одна грань, которая для нас сегодняшних спрятана и невидима. Гоголь писал еще и о страшном голоде 1833-34 годов. И в то время это был довольно мужественный поступок.


Чтобы понять это, вспомним кратко сюжет первой части. Что имеем?
Чичиков едет и скупает документы умерших крестьян, которые по ревизским сказкам еще живы, чтобы потом их заложить как живых и взять кредит в банке.
Здесь нужно пояснить, что такое ревизская сказка. А это, собственно, документ, подтверждающий результаты ревизии (переписи) податного населения. Чаще всего указывали только взрослых мужиков. От ревизии до ревизии все население, указанное в предыдущей, считалось живым. Жив крепостной - платит госналоги. Помер - до новой ревизии за него платит помещик. Мелким помещикам это накладно. Ревизии проходили не ежегодно. Всего их было десять с 1718 по 1856 гг.
Теперь смотрим, когда Гоголь засел за написание своей поэмы - это октябрь 1835 года. Действие поэмы многие литературоведы относят к этому же времени. То есть Чичиков разъезжает по N-ской губернии летом 1835 года. Последняя ревизия перед тем была проведена в июне-июле 1833 года.
Вспомните, каких по достатку помещиков навещает Чичиков? Правильно - только небогатых, которые рады избавиться и поскорее от "мертвых душ". У всех только по одной деревне. Точные цифры Гоголь не всегда указывает, но скупает Чичиков "жмуров" десятками. Меньше всего купил у Коробочки - 18. Всего, по оценкам упоротых литературоведов (гуглится), он успел купить от 400 до 450 душ.
Откуда, спрашивается, такая дикая смертность за два года? 400-450 - это только взрослые мужики (Чичиков только их покупал: вспомним, как Собакевич подсунул "Елизаветъ"), без учета женщин и детей.
Сейчас этот вопрос ставит в тупик, а тогда всем было ясно.
Павел Иванович Чичиков, сам того не желая, собирал статистику умерших от голода и сопутствующих эпидемий, которую никто тогда не вел.
d_clarence: (Default)
Сегодня в нашей рубрике невыдуманных историй препарируется вот этот официальный документ:

Расскажет он нам совершенно чудесные истории об исконной российской бюрократии и взаимовыручке на селе.
Прекрасное начинается сразу.
3 октября 1872 года Самарская губернская земская управа наконец собралась попросить через губернатора о помощи. Заметим, что голод косит народ уже год!
Губернское правление и земская управа провели его в спорах и подсчетах кому и как помогать. Что вокруг творится они знают, сами об этом и пишут:


Всего продовольственного капитала в губернии 228.955 рублей. Этого не хватит даже продлить агонию. Их разбивают на три части и дают в ссуду крестьянам в наиболее пострадавших уездах со сроком погашения год. Надо же всего 900.000 рублей на еду и 2.000.000 на семена. На эти деньги можно выжить.
И вот тут начинается чистый анекдот
Read more... )
d_clarence: (Default)
Как проморгать неспешно приближавшуюся катастрофу и собственноручно расписаться в полной своей некомпетентности, нам расскажет вот этот обладатель кавайных бакенбардов


Это Сан Дмитрич Свербеев, губернатор проклятой всеми богами Самарской губернии в 1878-1891 годах. Проморгал он катастрофу 1891-92 годов, унесшую по прикидкам демографов от 300 до 500 тысяч крестьянских жизней (это в целом по России) и бабахнувшую понятно где.
Как это происходило, он сам верноподданейше и рассказал:

Что же наблюдал наш герой с 1889 года и какие шаги предпринимал для укрепления продовольственной безопасности вверенной ему территории? Расскажем и покажем в картинках и табличках.
Read more... )
d_clarence: (Default)
О влиянии винокурения на рост хлебных цен и, через них, на усиление голода, говорил еще Годунов. Проблему исследовал царь-батюшка Алексей Михалыч. Лечилась проблема регламентацией производства и государственной монополизацией. Если грубо и приближенно - государство спускает подрядчикам годовой план производства. Боярская Дума Алексей Михалыча предлагала такие кунштюки:
- промежуточные отчеты производителей (можно реагировать и корректировать госзаказ при открытии голода);
- указание производителям в каких районах закупать зерно на основе статистических данных об урожае (а не в коррупционных интересах);
- самое жесткое по тем временам извращение: отбор "худшего" зерна на бухло. Если урожай большой и хлеба завались - можно и из хорошего гнать.
Понятно, что на эти причуды "дремучего" царя забили сразу после его кончины.
Собственно само по себе винокурение, даже масштабное, причиной голода быть не может (правда наша Родина доказала всему миру, что может - см. ниже)- оно только усиливает эффект.
При стабильных урожаях в отдельных областях влияние винокурения очень сложно заметить. Б.Н. Миронов в замечательном труде "Хлебные цены в России за два столетия (18-19 вв)наглядно показал, правда на периоде 1801-1909, что производители концентрируют производство в областях, где цена на хлеб ниже всего. До масштабного сельскохозяйственного освоения средней и нижней Волги (то есть зоны рискового земледелия) связь между винокурением и ценами на хлеб почти отсутствовала. С середины 19 века влияние возникло снова и только усиливалось вплоть до революции.
В начале и середине 18 века география хлебного производства существенно не расширялась. Голода случались регулярно, но никто их тщательно не изучал. Списывали на природу и "Божий промысел".
Торговлю водкой с ценами на хлеб и голодом вообще никак не увязывали. Вот выгоду видели всегда.


Дальше случился такой фокус.
Read more... )
d_clarence: (Default)
По следам нашумевшего голода 1906 года в Петербурге была выпущена вот такая брошюра:


Автор построил ее по принципу диалога с темным и недалеким крестьянином. Крестьянин жалуется на житье-бытье, а автор указывает ему главных врагов - государство и церковь. Брошюра предельно революционная. В ней собраны все самые мрачные свидетельства голода 1906 года. Правда без ссылок, на то и брошюра.
И есть там такой пассаж при описании голода в Казанской губернии:


Ну то, что крестьяне иногда продают от безысходности своих дочерей в городские бордели, никогда большим секретом в РИ не было. Девочка в крестьянской семье - это вещь с печальной, предрешенной судьбой. В свое время, при чтении этой брошюры, закралось подозрение, что пассаж вставлен для зарубежного читателя. И тут, на днях, по наводке [livejournal.com profile] theophil (который ежедневно роется в подшивках американских газет), обнаруживается вот это чудо!
http://chroniclingamerica.loc.gov/lccn/sn84026749/1906-12-09/ed-1/seq-47/#words=kazan+russia&proxtext=kazan+russia
Вашингтон Таймс от 6 декабря 1906. Потрясающий заголовок и колоритнейшие рисунки. "Русские крестьяне продают дочерей в турецкие гаремы!". Прекрасный образчик журналистской переработки скудной информации. Читается как сказки про Анжелику. А с другой стороны - как еще писать американской газете про далекий и экзотичный голод в русской провинции, имея о нем только косвенные сведения?
Полагаю, что товарищ Навич имел известных корреспондентов в политеческой эмиграции, раз публикация вышла раньше брошюры. Можно биться об заклад, что выходили многочисленные перепечатки с еще большими преувеличениями.
d_clarence: (Default)
Приболел немного и от нечего делать упоролся по французам.
Сначала чудеснейшая цитата из Лафарга:
"За все время войн Республики и Империи, когда французские гавани были заперты для ввоза, поземельные собственники получали огромные барыши. Цена на хлеб во время Империи не падала ниже 29 фр. за гектолитр, а в 1812 г. достигла 50 фр. Если Наполеон в своих сражениях и посылал массы крестьян на убой, то он давал им зато возможность брать хорошую цену за свои продукты - это объясняет отчасти любовь крестьян к Наполеону."
За период с 1793 года по 1813, при отсутствии серьезной внешней конкуренции и огромной потребностей в хлебе, поземельные собственники в разы увеличили площади запашки и стали почитывать книжки по аграномии - бабло рубить надо!
Дальше произошло следующее.
В 1814 Наполеона скинули и Бурбоны открыли порты. А бабло в стране у кого? А страдает от этого кто? Наполеон вырастил новый класс с мощнейшим лобби.
Сначала Людовика #18 просили по-хорошему: предлагали бабло и прочее - только введи запрет или хотя бы ограничение на ввоз хлеба. Речи о защите отечественного производителя прилагались.
Людовик колебался, пускал слюни и смотрел на Александра нашего Благословенного, которому обещал открыть Марсель для хлеба из Одесса и Крыма.
В 1815-м - да-да: "Совпадение? Не думаю"(с)
В 1816-м Людовик пошел на уступки и частично ограничил ввоз хлеба. Муаххаха! - в 1817-м неурожай. Даже отменив немедленно пошлины и прочие барьеры, на подвоз требуется время, при дворе паника и нервные взгляды на чемоданы. Пришлось закупать у своих же хлеботорговцев из их запасов. Те с катушек слетели от такого подарка и зарядили цены просто с потолка - заставили Правительство раскошелиться на 70 миллионов франков.
Придя в себя и прифигев от собственной тупости, Правительство в 1818 году отменило все барьеры. В Марсель хлынула пшеница из Одессы и Крыма и цены на хлеб моментально рухнули с 30 франков за гектолитр до 19-ти, а к концу года чуть не до 10-ти.
Ура, победа?
Ха-Ха.
Производящие департаменты завалили парламент и Правительство петициями, указывая, что "новый враг - русский хлеб, враг более ужасный, чем солдаты Священого Союза". Они требовали "чтобы французскому земледельцу было оказано покровительство против вторжения иностранного хлеба".
Правительство отбивалось как могло, но тут производителей неожиданно поддержали винодельческие департаменты. Они, по идее, должны были радоваться дешевому русскому хлебу, но. Производители им представили примерно такой расклад: будете покупать русский хлеб - все свои излишки продадим за границу или сгноим. Хотите полностью зависеть от поставок из-за границы или договоритесь с нами о фиксированных ставках?
Правительству стало совсем худо.
Производители подключили физиократов, в частности Шальон де Барра, который сочинил теорию заработной платы, согласно которой чем выше дороговизна хлеба, тем выше конкуренция среди работников и значит выше производительность труда.
Шальон получил за сей труд золотую медаль Королевского земледельческого общества и на сторону поземельного лобби стали подтягиваться промышленники.
Правительство приперли к стенке, но оно держалось.
Добило его выступление фабрикантов на стороне Лобби.
С ними договорились так: подтянули Некера с его рассказами про картошку и предложили завалить ею фабрики. Картошка дешевле хлеба, а значит рабочим можно платить меньше.
В 1820 году в Парламенте началось рубилово. Правительству удалось оторвать виноторговцев,дав им возможность свободно сбывать вина в ту же Одессу, но их голосов не хватило.
В 1821 году принимается закон, закрывающий доступ хлебу из Одессы и Крыма во Французские порты.
А дальше произошло что.
Цены на хлеб на юге России упали, купцы прогорели и стали распродавать хлеб на месте за бесценок, Александр встрепенулся, но пришли сведения, что крестьяне там в восторге, царя любят и не бунтуют - никогда столько не жрали. Нажим на Францию был минимальным.
Во Франции поземельные собственники богатели и, как следствие, дорожала земля. Активы прут в гору.
В 1828 году сильный неурожай. Затыкают дыры запасами.
В 1829-м поздняя весна, потом засуха и голод.
Карл Х снимает все ограничения на ввоз хлеба, но поздно - наступает 1830 год.

Он знал


Прочтение авторское, можно пинать.
d_clarence: (Default)
А ведь какую штуку Луи XV придумал.
В 1765 году, сразу после того как Франция поигралась со свободными ценами на хлеб и словила серию голодных бунтов, Его Величество заключил договор с крупной хлебной компанией Малиссе. Согласно договору, компания обязалась хранить и постоянно обновлять минимум 40.000 парижских сетье (сетье- 156 литров) пшеницы на своих парижских складах (если контролер находит меньше - нехилый штраф и пени за каждый день до восстановления минимума). Этот хлеб объявлялся "королевским", т.е. тронешь - приравниваешься к браконьеру со всеми вытекающими. У запаса была только одна цель: в случае резкого вздорожания хлеба, пшеницу анонимно выбрасывали на рынок.
Ключевых проблем это конечно же не решало, но представляло собой весьма действенный прием против паники населения, который давал весьма существенную отсрочку на поиск и подвоз продовольствия и неплохо бил по спекулянтам, сея среди них панику и заставляя снижать цены.
Размещу-ка я его портрет


После 1774 года, как это всегда водится, идею сначала извратили, а потом похерили. Через пятнадцать лет получили суровый цейтнот и все про...ли.

А.Матьез. Борьба с дороговизной и социальные движения в эпоху террора. М. 1928, с.11
d_clarence: (Default)
Сказ про то, как вот эти два дяди:
Pyotr_Stolypin_LOC_07327.jpg

заставили Аксютку глину жрать


Голод 1911-12.
Read more... )
d_clarence: (Default)
[livejournal.com profile] thor_2006 могуч - взял и готовую статью по голоду в 16 веке написал. Спасибо ему за это большое! (только заголовок меня до нервных колик доводит, но это уже мои проблемы)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] thor_2006 в Заметки о голодоморе-3
      Возвращаясь к вопросу о голодовках и голоде в XVI в. – продолжим разговор за 2-ю половину столетия. Отчасти эту тему я уже затрагивал (и не раз), так что сейчас повторим то, что было написано прежде, но дополним новыми сведениями и расширив по времени.

Гнев Божии на людех, грех наших ради... )

d_clarence: (Default)
Голод 1898 года в Казанской, Самарской и Саратовской губерниях было сверху запрещено называть "голодом"- только "недородом". Правда это никого не обманывало.
В Самаре был создан общественный кружок для помощи голодающим. Назвался он скромно: "Самарский частный кружок". Не придерешься. Возглавили его бывшие народники старой школы: А.С. Медведев, А.С. Пругавин и Н.А. Хардина.
Под напором поступающих от земства сведений из деревни (земство сидело на попе ровно, но ситуацию пыталось мониторить), самарский губернатор Брянчанинов

разрешил работу кружка под строгим условием - ничего не печатать о себе и никак не афишировать свою деятельность.
Блестящий ход. В прессе все спокойно, шума нет, а с другой стороны пошли на встречу либерной общественности, да. А уж как они там будут работать - их проблема.
И вдруг, спустя всего несколько недель, губернатор узнает, что Кружок целыми караванами таскает продовольствие и одежду по деревням, открывает столовые, на его счету уже 25.000 рублей и деньги продолжают поступать! Откуда?!
Ну перед губернатором и положили на стол последние выпуски правительственных "С.-Петербургских Ведомостей" и "Котлина", где в рубрике частных объявлений регулярно печатались воззвания Кружка. Столичные подвязки народников не учли-то...
Брянчанинов, бедный, наверное как воочию увидел перед глазами запрос из МВД "что за дела?" и вопрос о своем соответсвии занимаемой должности. Вызвал градоначальника, главу жандармского управления и поехал лично орать и закрывать кружок.
А там его спокойно выслушали и спокойно ответили: "Хорошо, в случае закрытия, мы отошлем назад адресатам все поступившие пожертвования."
Вот так, прямо джеб в живот. Теперь к вероятной отставке совершенно явственно начало прилагаться слово "скандальная".
Брянчанинову ничего не оставалось сделать, как в лицо сообщить членам кружка, что они "подлецы" и поставить их под негласный надзор полиции. Кружок остался работать. Пятно на чести перенесли спокойно: Медведев, хоть и директор частного банка, но из крестьян - его папа и не такое терпел, Пругавин религиозный мыслитель и упоротый толстовец - ему пофиг, а Хардина - вообще женщина, сама обидеться может.

О работе Кружка - А.С. Панкратов. Без хлеба. Очерки русского бедствия. М, 1913.
d_clarence: (Default)
Дефолт на горизонте?
Расскажите это своим предкам:


Радости свободного рынка из Цытовича.
d_clarence: (Default)
По Самарской губернии, которая как всегда эпицентр любой беды, богатым, живущим своим трудом,считается крестьянин, у которого 4-9 десятин наемной земли (в среднем шесть), 3-5 лошадей,не меньше двух коров, 18 овец и 3 наемных работника.
На шее у него сидят от 8 до 16 душ семьи. В среднем 12. Обычно в деревне таких зажиточных семей 5-7%. Где 10% - деревня считается богатой и кулаки там не водятся.
Когда летом 1891-го бабахнуло и земство стало составлять списки нуждающихся, то провели черту: 2 лошади, корова, овцы, 3 четверти овса, 20 пудов хлеба. Если у двора меньше в наличии - ставят на паек (20-30 фунтов муки в месяц). Больше - выживай сам.
Вот богатый мужик чешет затылок и прикидывает расклад.
Заработка у богатого крестьянина в 1891 году нет - урожай погиб. У него, как недурака, есть запас семян, в среднем 10 четвертей, на засев. Для скотины 20 четвертей овса. Есть запас хлеба - 40-50 пудов.
При жесткой экономии на 12 душ нужно 15 пудов хлеба в месяц. Прожить надо 10 месяцев. Пуд стоит 1,5 рубля. На 12 едоков нужно 225 рублей на 10 месяцев. Кроме того, ему нужно платить за землю 50-70 рублей. Ему нужно заплатить налоги и подати, которые с него требуют как с богатого. Всего, минимум для выживания и сохранения земли и лошадей, ему требуется примерно 350 рублей. Накоплений же у богачей в среднем по 200 рублей.
Что делать?
В первую голову увольняются работники. Значит засеяться будет трудней.
Придется продать овес - фураж в большой цене.
Продать овес = убить лошадей. Лошадей надо продать,а они не в цене. Лощади продаются за бесценок. Значит весной он их не купит. Значит надо 1-2 две беречь. Значит нельзя продавать весь овес.
Можно жрать и продавать семенной запас, но мужик пока не слетел с катушек от голода.
Замкнутый круг. Выхода два:
1. Распродажа имущества и части земли. То есть опускание до состояния "середняка" и ниже.
2. "Быстроденьги" - кабала у кулака. Что значит тоже опускание до "середняка" и ниже, но более плавное.
Выручить может только постановка семьи на паек, но графа Льва Николаевича Толстого, который сам возил по деревням земских статистиков и подбивал эти цифры, никто не услышал.


Л.Н. Толстой. О сердствах помощи населению, пострадавшему от неурожая. Помощь голодающим. Нучно-литературный сборник. М, 1892.
d_clarence: (Default)
Голод 1906 года страшнее всех ударил по Казанской, Самарской и Саратовской губерниям. Самара - как всегда эпицентр. Неурожай там случился в 2 раза сильнее знаменитого 1891 года. Вот такая табличка Губернского Земства по состоянию на 20 июня 1906 года отвечает на большинство вопросов

Запасы у крестьян земство оценивает в среднем по 0,9 пудов на человека. Что будем дохнуть, дошло до всех на удивление сразу. Статистику отправили в нашу первую Думу. "Трудовики" подняли вой. Кадеты и октябристы поддержали. Первая Дума была близка принять наш первый в истории закон о голоде, но,забегая вперед, ничего не успела, так как "герой России" Столыпин ее разогнал.
В Самаре же творились такие дела.
В Губернском Земстве заседали люди повидавшие и поработавшие на голодах 1891-92, 1898 годов. Рассчитали они следующие цифры.
Всего в губернии пока живых крестьян обоего пола 2.745.459 душ. Сколько их мрет в сутки пока неизвестно, но с мест доносят, что у многих уже с июня нет еды.
Так как у крестьян семян не осталось, то на обсеменение озимых требуется 4.448.185 пудов. На яровые - 14.916.569 пудов. На пропитание - 28.028.093 пуда (расчет показали в 10 пудов на душу чтоб не пугать правительство; в реале собирались (и сделали) добить до 15-18 за счет общественности). На закупку фуража - 3.500.000 рублей. На санитарную помощь (цинга и тиф уже открылись) - 350.000 рублей. На общественные работы (чтоб у крестьян было бабло покупать у кулаков) - 2.000.000 рублей.
Расчет подали в Губернское присутствие. Губернатор Якунин пригласил представителей земства в присутствие и заявил буквально следующие (я тоже два раза глаза протер):


Земство, ясное дело, взбеленилось. Губернатору показали большой ФАК и началась канцелярская война. Якунин написал в МВД, что земство отказывается от "руки помощи" и не хочет помогать правительству бороться с голодом. Земство в долгу не оставалось, забрасывая губернатора помоями.
И тут на сцене появился главные персонаж.
Заместитель и друг Столыпина Владимир Иосифович Гурко.
Гурко внимательно прочитал письма двух сторон и предложил следующее: Губернское присутствие получает траншами 16.643.473 рубля на закупку продовольствия, земство определяет нужду и потребность для каждой местности, дает цифры губернатору и тот выделяет земству деньги на закупку продовольствия. План супер, спору нет. И даже то, что на закупку всего по плану требовалось 162 миллиона - пофиг, самарское земство и таких денег никогда от правительства в глаза не видело. (В это время еще в Думе проходил чтения закон, по которому дали бы еще сто миллионов,но мы знаем, что будет с Думой уже через неделю).
Деньгам все обрадовались, протрубили в газетах. Деньги стали поступать в начале сентября. И тут, в который раз, - ТА-ДА-ДА-ДАММ!!
Из МВД поступил составленный Гурко и утвержденный Столыпиным план, согласно которому хлеб надлежало закупать только в двух местах:
в южных губерниях у строго оговоренных купцов и везти пароходами строго оговоренных перевозчиков;
в Сибири у строго оговоренных купцов и везти железной дорогой.
Возражения, что навигация на Волге скоро закончится, жд не приспособлена для специального продовольственного передвижения из Сибири и покупать хлеб проще и сподручней на правом берегу Волги, действия не возымели.Поставщиками назначили господ: Клейнберга, Молло, Цивиан-Блох и Цивиан-Клейнберг. Кто это такие, не знал даже губернатор, но план надо выполнять. Деньги им перечислили и земство стало ждать хлеба.
Первый хлеб приполз с юга чуть не с последней навигацией в октябре. Так как Губернское присутствие не озаботилось, а земство тупо забыло, пункты выдачи назначены не были и в Самару прибыла огромная масса крестьян. Приехали, не зная точной даты прибытия, за 3-5 дней. За время ожидания продали с себя последнюю одежду - никто их тут бесплатно не кормил.
Вся прибывшая партия зерна комиссией земства признана "для посевных целей негодной". Крестьяне с горя тут же стали продавать свои доли мелким спекулянтам "за харч" и пропивать. Криминогенная обстановка обострилась до нельзя, губернатор взвыл, назначили распределительные пункты у жд станций и стали ждать следующих партий. Заодно снова запросили Центр: "можно самим закупать?" Оттуда строго ответили: "нельзя".
Наконец, в конце октября, прибыл хлеб из Сибири. Этот хлеб признали негодным даже для продовольствия из-за преобладания в нем "желудей, отрубей и лебеды".
Вторая партия из Сибири представляла собой хлеб "затхлый, гнилой и проросший".
Третья партия - "хлеб с мокрой головней".
Всего хлеба с юга, негодного для обсеменения, прибыло 507.535 пудов. Из Сибири, негодного ни на что, - 1.016.805 пудов 36 фунтов. И все.
А в Петербурге вовсю заполыхал скандал Гурко-Лидваля. Лидваль занимался поставками унитазов. Сколотив состояние и заведя нужные знакомства в властных кругах, занялся различными аферами и спекуляциями. Все вышеуказанные господа оказались его подставными лицами. Гурко, что называется, поймали за руку. Некоторые бывшие депутаты бросали ему обвинения в лицо и одного он даже вызывал на дуэль. Газеты сначала набросились на сенсацию, но тут Столыпин заткнул им пасть и выступил с заявлением, что Гурко - хороший и предельно честный человек, его завистники и враги России оболгали. Правда ему все равного пришлось уволить своего зама, лишь бы в Зимнем не проснулись.
Ну а Самара так и ждала поставок от Лидваля и Ко - приказ есть приказ


По материалам: Общественная помощь голодающим. Отчет Самарского Комитета Общественной Помощи Голодающим, местного отделения Пироговского, Московского сельско-хозяйственного и Петербургского Вольно-Экономического Общества за время деятельности в 1906-1907 гг. Самара, 1908.

PS. История борьбы с голодом 1906 года естественно не ограничивается этой аферой. Там было много других славных и позорных страниц. Изучать предстоит еще мегабайты документов, любезно предоствленных уважаемым Н.Тюковым. Поэтому прошу рассматривать этот пост как отдельную историю из тех событий.
d_clarence: (Default)
Согласно Цытовичу (стр. 32) в 1840 году в Тверской и Новгородской губерниях выпал дождь из "червей вишневого цвета и огромного размера". Черви выпадали полосами примерно в версту длиной и 10 саженей шириной. На покрытой площади все пожирали.
Что это могла быть за гадость и откуда к нам занесло?
d_clarence: (Default)
Все приведенные цитаты принадлежат настоятелю Пертонимского монастыря о. Феофану. С коммунистами он знаком не был, ибо записки свои написал в 1871 году.

Весна 1867 года была на севере очень поздняя и холодная. Хлеба посеяли с большим опозданием. А когда посеяли - ударили заморозки и все погибло. Звериный и рыбный промыслы тоже не удались из-за сильных штормов и ветров. Ну и плюс губернатор кн. Гагарин допустил вывоз всего хлеба из Архангельского порта не дожидаясь известий об урожае. По этой причине он запретил упоминать о голоде в печати и официальной корреспонденции. В губернии все спокойно:


2 января 1868 года настоятелем Пертонимского монастыря, что на полпути между Архангельском и Онегой, был назначен о. Феофан Доброленский (в монашестве - Кирилл), служивший в Киевской лавре.
В монастырь он прибыл 20-го марта. Монастырь оказался бедным и запущенным.

Первое, что увидел настоятель в окно своей кельи - замерзший труп умершего от голода мещанина Железникова. Железников шел с обозом сена для монастыря, чтоб обменять рубаху на хлеб. Перед самыми стенами силы оставили его, он сел на дорогу и умер. А похоронить его без осмотра тела становым приставом нельзя. А пристав живет в Архангельске за 120 верст и когда приедет - неизвестно.
Образованного киевлянина Феофана эта смерть потрясла до глубины души. Он кинулся распрашивать монахов о происходящем и узнал, что голод свирепствует во всех окрестных селах. Крестьяне не имеют никаких заработков, т.к. в море не выйти, семян засевать поля нет, а до городов очень далеко. Вот они и ходят в монастырь за милостыней и подбрасывают своих детей.
За отсутствием нормальной еды, жрут суррогаты: хлеб из оленьего мха и соломы. От такого питания все нестерпимо воняют.
Феофан решился действовать.
Вместе с экономом о. Савватием они провели учет имущества монастыря. В буфете обнаружили всю наличность - полкопейки серебра. Запасов продовольствия было на три месяца для братии. Если давать помощь крестьянам двух ближайших сел, то меньше чем на месяц. Кроме того, есть запас семян.
Как помочь?
Read more... )

Profile

d_clarence: (Default)
d_clarence

April 2017

S M T W T F S
       1
23 4 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 12:39 am
Powered by Dreamwidth Studios