d_clarence: (Default)
В этом блоге уже неоднократно рассказывалось об иностранных сельскохозяйственных и промышленных коммунах, которые помогали восстанавливать разрушенное хозяйство нашей страны. Мне, в первую очередь, интересны конкретные люди, которые бросали все и ехали спасать нас-неудачников. Интересны их истории, мотивы. Интересно как они это делали и на какие жертвы ради нас с вами шли. Таких историй, надеюсь, будет еще много.
Только отдельные истории не отражают масштаб всего явления. Поэтому вот основные цифры о количестве чокнутых иностранцев, которые решили бросить все и ехать к черту на кулички ради нашего светлого будущего.
Отчет Комиссии СТО по трудовой (подчеркиваю - простая иммиграция нас тут не касается, хотя она тоже была массовой) иммиграции за период с 25 октября 1922 года по 1 августа 1925 года.
В сельское хозяйство поступило заявок от 83 коммун и групп. Число членов коммун и групп - 410.689.
Отказано во въезде 50 группам, в которых было 396.492 человека. Основная причина - недостаток материальных средств и ограничение по имущественному цензу (мы сразу честно предупреждали, что денег и еды на содержание групп в первые годы у нас нет и вынуждены были многим отказывать - злые большевики не хотели брать грех на душу).
Представители каких стран подали завки:
Германия - 35 групп;
США - 14;
Чехословакия - 10;
Канада - 5;
Австрия - 5;
Италия - 4;
Турция - 2;
Швейцария - 2;
Австралия - 2;
Болгария - 1;
Литва - 1;
Польша - 1;
Уругвай - 1;
Семей, одиночек, случайных разрозненных групп из разных стран мира (их, для удобства, определили в 1 группу) - 200.000 человек - этим всем отказ.
Основые места иммиграции: Черноземье, Поволжье, Украина и Крым. Отдельная коммуна была в Средней Азии.

В промышленность поступило
Read more... )
d_clarence: (Default)
Голландская медаль за спасение русских голодающих:



Награжден шведский капитан Муландер.
"Нидерландский Нансеновский комитет"
d_clarence: (Default)


Йозеф Ротнагель работал помощником мэра Праги и слыл слегка долбанутым, что, в принципе, для страны Кафки и Гашека нормально. Ротнагель был ученым-инженером. Всю жизнь занимался популяризацией науки, обменом научной информации, создавал детские технические кружки, помогал оформлять патенты изобретателям, состоял председателем различных ученых советов и умел говорить только на технические и научные темы. В мэрии он дотошно проверял все технические и инженерные проекты. Даже в пивную их собой забирал и там в углу над ними сидел до поздней ночи. Из развлечений предпочитал срачи по переписке по поводу различных околонаучных публикаций в газетах.
В августе 1921 года чехословаки начали формировать всевозможные комитеты помощи голодающим нам.
В сентябре в Праге выступал перед журналистами президент республики Масарик и взял, да и подписал чек на миллион крон. И передал его мэрии Праги для "какого-нибудь" городского комитета помощи России.
Мэр созвал совещание. Сумма, конечно, внушительная, но для какой-то отдельной операции вроде недостаточна. Передать миллион какому-то одному существующему комитету - уж лучше сразу в окно выпрыгнуть, не дожидаясь обиженных. Распилить сумму на всех? Но президент ничего такого не говорил, сумму выписал целиком, указание вроде ясное. Что делать-то? Может просто какой-то конкретной советской организации перечислить? Только не политической.
Ротнагель услышал, вскочил из-за стола, выхватил из рук шефа чек и убежал.
Он за день обежал все пражские высшие учебные заведения, чешскую академию наук и отправил несколько телеграмм в Брно. Вечером вернулся на работу с проектом организации Комитета Помощи Русским Ученым. Растолкал орущих коллег и ввалился в кабинет мэра. Мэр поорал для порядка, ознакомился с документом и одобрил.
28 сентября 1921 года Ротнагель привез в Петроград для Дома Ученых пять вагонов гороха, крупы, муки и жиров, вагон одежды и медикаментов. Особенно важным грузом были 5.000 научных журналов и монографий со всего мира за последние два года, за что Ротнагеля наши ученые благодарили со слезами.
Петроградская комиссия по улучшению быта ученых было рыпнулась и хотела снять Дом с довольствия по такому случаю, но ей Зиновьев по шапке дал.

Историю узнал из переписки Главного представителя Чехословацкой Республики при ЦК Помгол и Нансеновском Комитете Йозефа Гирсы с Эйдуком. Письмо Эйдука Гирсе от 07.01.1922 и письмо Гирсы Эйдуку от 20.02.1922. Бывш. ЦГАОР ф.1058,оп.1,д.355,лл.2,6,9.
d_clarence: (Default)
Было непросто, но мы сделали это


Вход на выставку свободный.
Программа мероприятий:
http://samcult.ru/news/13200

Прекрасная инфографика от интернет-журнала "Другой Город": http://drugoigorod.ru/swedish-red-cross/

Помимо выставки о детельности Шведского Красного Креста в Самаре нам удалось организовать круглый стол по теме "Россия и Швеция 1914-1923" с участием всех известных самарских историков и гостей из Швеции: профессора университета Лунда Кристиана Гернера и журналиста-международника Пер Аллана Ульсона. Последний в этом мае выпускает книгу о деятельности Шведского Красного Креста в России в 1915-1919 годах. Круглый стол состоится в новом корпусе самарского педагогического университета 24 марта в 12.00.
На выходных 25 и 26 марта проведем две экскурсии по "шведским местам" в Самаре.
Тема помощи Чехословакии и Голландии будет частично раскрыта на выставке - они ждут своего часа и отдельного мероприятия.
d_clarence: (Default)
Норвегия начала собирать нам помощь одной из первых. Норвежский Красный Крест открыл пункты сбора пожертвований во всех крупных (по норвежским меркам) городах. За 8 месяцев, с августа 1921 года, Норвежский Красный Крест собрал только частных пожертвований на сумму в 2.453.000 крон. И в этой сумме я нашел их - саамов.
Весной 1922 года в Тромсё явились несколько представителей от местных саамов и передали на сборный пункт 30.000 крон и ворвань. На эти деньги была зафрахтована шхуна, которая в апреле доставила в Архангельск 30 тонн ворвани и 300 килограмм рыбьего жира. Груз предназначался для Казани.


Из отчета старшего секретаря Норвежского Красного Креста Яна Мейниха Нансеновскому Комитету от 22 апреля 1922 года (бывш ЦГАОР 1058,оп.1,д.579,л.1)
d_clarence: (Default)
Адвентисты с 1921 года забрасывали Помгол письмами с разными проектами помощи. Но все письма либо сразу летели в корзину, либо на них отвечали вежливым отказом: во-первых, все предложения были разрознены и мутно сформулированы, а во-вторых, наши тупо не понимали кто у них главный и с кем можно дело иметь. Ну и стремные эти адвентисты, даже для большевиков.
Летом 1922 года в Москву из Америки приехал председатель Всемирного совета Адвентистов, профессор Христенс. Его принял Каменев. Христенс очень хотел посетить районы проживания адвентистов на Волге и клятвенно обещал завалить эти районы продовольствием. Ну Каменев и выписал ему проездные документы до Саратова.
Выдержка из стенограммы сентябрьского съезда полпредов при иностранных организациях помощи, выступление полпреда по Саратовской губернии Сергея Бирмана:
"От адвентистов приехал к нам представитель и сказал, что они хотят оказывать помощь только членам Адвентистского общества. На что ему было заявлено, что они могут уезжать назад со своим продовольствием и умыться своим христианским человеколюбием."

Бывш. ЦГАОР ф.1058,оп.1,д.14,л.5

Справедливости ради надо сказать, что у нас все же работало несколько врачей-адвентистов, но приезжали они не от своих организаций, а по линии АРА для борьбы с эпидемиями.
d_clarence: (Default)
Пугачевский уезд в 1921-22 годах - самое страшное место на планете. Это эпицентр Голода. Квинтэссенция ужаса.
Пугачевский уезд лежит на отшибе, в степи, вдали от крупных центров и железнодорожных узлов. Пугачевский уезд выжжен солнцем и полностью иссушен. Пугачевский уезд - арена самых жестоких и кровопролитных боев самарских и саратовских ЧОН с бандами. Сам город Пугачев был даже взят бандитами и разграблен http://d-clarence.livejournal.com/75536.html
Большинство фотографий людоедов - оттуда. Детей в Пугачевском уезде одних на улицу не выпускают даже в светлое время суток - похитят и съедят.
В Пугачевском уезде работает только одна контора АРА - все остальные организации и боятся и просто не могут доставить туда грузы в силу неразрешимых логистических проблем.
Связь с Пугачевским уездом нарушена. Более-менее регулярно работает телеграф и он подчинен военным властям. Курьерское сообщение только в составе конвоев.
9 мая 1922 года, сразу после очередной крупной операции частей ЧОН, заведующий самарским Губнаробом товарищ Тюркин (впоследствии видный работник советского образования) лично отправляется с инспекцией в Пугачевский уезд. Никаких иллюзий он не питает:


У товарища Тюркина есть лишь слабая надежда застать хоть кого-то в живых в местных школах и детдомах. По цифрам Губнароба на 1 января 1922 года в Пугачевском уезде было живых 860 сотрудников образования и культпросвета. А продовольствия им на всех смогли отправить только так: в январе - 8 пудов муки, 5 пудов сахару, 25 пудов соли, 1 пуд кофе от австрийского компомгола (чудом перепало); в феврале - 310 пудов муки, за которыми явились 298 человек; в марте - 191 пуд муки, которые поделили уже 222 человека, в апреле (снова бои) - 137 пудов муки.
У товарища Тюркина сосет под ложечкой - он ждет увидеть сплошное кладбище и даже думать боится, что там творится с детьми в детдомах и начальных школах.
Read more... )
d_clarence: (Default)


Её Королевское Высочество принцесса Мария Йоркская, дочь короля Англии Георга V.
Мэри, как и положено правильной королевской дочке, занималась благотворительностью. Вот только для нее это было не дежурной обязанностью, а любимым делом и относилась она к нему с выдумкой и интересом.
Прославилась Мэри в 1914 году. Семнадцатилетняя принцесса объезжала госпитали по всей Британии и здорово наслушалась о "прелестях" фронтовой жизни. Мэри захотела, чтобы каждый солдат в окопах, каждый моряк в опасном плавании получил частичку тепла от своей родины. Захотела и в октябре месяце провела всебританскую акцию "Рождественские подарки для солдат и моряков" ("Soldiers and Sailors Christmas fund"). Мэри призывала через газеты и в личных выступлениях жертвовать хоть по нескольку пенни на подарок "для тех, кто сражается". За короткий срок было собрано 152,691 фунтов. На рождество 1914 года все солдаты на фронте и моряки получили "Princess Mary Christmas gift box". Офицеры получили серебряные коробки, а рядовые солдаты и матросы - латунные. Набор был продуман по-взрослому: унция табака, пачка сигарет в желтой обертке с монограммой, заправленная зажигалка, рождественская открытка, подписанная девушкой-волонтером, шоколадка, лимонные леденцы и фотография принцессы Мэри.
А еще Мэри вступила в ряды медсестер

(с мамой-королевой),

организовала движение девочек-скаутов Великобритании и вообще поддерживала всевозможные женские организации. Короче говоря, юная принцесса стала кумиром всех девчонок своей страны.
28 февраля 1922 года принцесса Мэри вышла замуж за Генри Чарльза Джорджа, 6-го графа Хэрвуд.

(кликабельно, специально для девочек)

Картинку надо поразглядывать. Зачем? А свадьба Мэри напрямую с нами связана.
После свадьбы, несколько дней спустя, Мэри устроила выставку подарков молодоженам и своего свадебного платья. Выставка всего в неделю собрала 8.000 фунтов. 4.000 фунтов Мэри раздала различным благотворительным организациям, а вот другие 4.000 перечислила в одну конкретную организацию для совершенно конкретных целей - в "Save the children" (МСПД) для голодающих ребятишек Поволжья. Деньги были МСПД получены и потрачены по назначению в Саратовской губернии.
Но это не все. Еще в ноябре 1921 года, узнав о помолвке принцессы, девушки Великобритании провели крутой флэшмоб - "Все Мэри Империи" ("The Marys of the Empire"). Суть его была проста: все девчонки, девушки и женщины, чье имя "Мэри" или созвучно ему, сбрасываются на свадебный подарок принцессе. Незадолго до свадьбы, в январе 1922 года, собрали и передали своей принцессе 10.000 фунтов. Принцесса добавила своих денег и купила для девочек-скаутов вот такую штабквартиру:
1910-1915-princess-mary_med.jpg
(там и по сей день проводятся всемирные слёты различных девочковых организаций)
Акция имела оглушительный успех и заложила традицию: на свадьбах все девушки с именами созвучными имени невесты стали сбрасываться на денежный подарок невесте. По примеру принцессы Мэри, многие невесты стали перечислять эти деньги в благотворительные организации. Целый год абсолютным лидером среди всех организаций был... МСПД, а конечным адресатом - наша волжская ребятня.
Не знаю жива ли традиция до сих пор.

Сведения о помощи верные - из стенограмм ежемесячных заседании Нансеновского комитета (лежат в бывш. ЦГАОР ф.1058, оп.1, д.182).
Ну а в честь 8-го марта под катом кинохроника той самой свадьбы
Read more... )
d_clarence: (Default)
С началом Крымской войны к российскому поверенному в делах в Вашингтоне Эдуарду Стеклю поступило несколько обращений от американских хирургов с просьбой разрешить им отправиться добровольцами в русскую армию. Стекль, понятное дело, не мог вот так взять и выдать подобное разрешение. Он запросил самого царя. Николай Палыч прислал специальное "Разрешение", где было естественное для нашей страны условие: каждый доброволец должен был приложить справку от своего правительства о "благонадежности". Стекль как мог объяснил хирургам что это такое, извинился и засел за длинное письмо в центр с некоторыми разъяснениями диких американских реалий. Ответ пришел только в марте 1855 года с высочайшим разрешением прикладывать к заявлению простые рекомендации с последнего места работы. Тем не менее, к этому сроку, больше двух десятков американских хирургов уже вовсю резали, штопали, ампутировали в госпиталях Севастополя и Симферополя. Это же американцы, упорные черти: одному рекомендацию написал аж сам экс-президент Ван Бюрен, другим, как умели, накидали характеристики морской министр Доббен, бывшие послы в Санкт-Петербурге Даллас и Браун. А потом Стекль плюнул и сам стал добровольцам характеристики строчить.
Маршрут был такой. Раз в месяц ходил прямой пароход Нью-Йорк-Бремен. Из Бремена добровольцы ехали в Берлин, где им надлежало явиться в русскую миссию. Затем, скрытно, их направляли по железной дороге в Варшаву. Каждому добровольцу Стекль советовал не брать с собой ничего, что выдало бы в нем американского врача - англичане срисовали нашу переписку, агентура в Питере сработала и добровольцев на пароходе и в Бремене пасли. Двух врачей они таки выловили и незаконно удержали, а доктор Стоун так вообще пропал без вести с парохода.
Зачем американские хирурги ехали на нашу войну? Большинство ехало с искренним желанием помочь раненым и больным (например из религиозных побуждений - квакер Чарльз Парк), а также приобрести практический опыт военной хирургии. Так, доктор Моллет из Теннесси писал жене, что поехал "не из денежных соображений", а из желания "поддержать престиж своей профессии и показать, что в Соединенных Штатах есть хорошие хирурги".
Первыми врачами, добравшимися до Севастополя, были доктора Дрейпер и Кинг. Прибыли он в августе 1854 года и сходу включились в работу. Оба попали под первую бомбардировку города. Доктор Кинг был контужен и отправлен в госпиталь в Симферополе, где, после выздоровления, остался работать до самой кончины.
Первоначально американцы жили на северной стороне, но к зиме их число увеличилось, их заметил генерал Остен-Сакен и предоставил им квартиру в своем доме. На квартиру американцы приходили только ночевать, причем посменно. Большинство из них было направлено в знаменитый госпиталь в здании Дворянского собрания, который описал Лев Толстой в своих севастопольских рассказах: "Вы входите в большую залу Собрания. Только что вы отворили дверь, вид и запах сорока или пятидесяти ампутационных и самых тяжело раненных больных, одних на койках, большей частью на полу, вдруг поражает вас". Еще красочней его описал Пирогов: "в Дворянском собрании, паркет которого покрыт корой засохшей крови, в танцевальной зале лежат сотни ампутированных, а на хорах и биллиарде помещены корпия и бинты. Десять врачей при мне и восемь сестер трудятся неусыпно, попеременно, день и ночь, оперируя и перевязывая раненых. Вместо танцевальной музыки раздаются в огромном зале Собрания стоны раненых" - все это прямо про условия работы американцев.
Доктор Вильям Уайтхед стал первым помощником самого Пирогова - возможно это он молодой на картине:


Отдельным местом дежурства был приемный пункт раненых с 4-го, 5-го и 6-го бастионов.
С декабря 1854 года количество раненых все возрастает. Драйпер и доктор Турниспид в своих дневниках отмечают, что ежедневно поступает около 600 раненых военных и человек 20 гражданских, в основном из Корабельной слободки. Кроме того, на американцев вешают лечение пленных, которых чуть не ежедневно приводят по 10-15 человек, а во время "больших дел" просто толпами.
От пленных в городе открылся тиф, а потом пришла и холера. Американцы почти все переболели. Многих унесло в могилу. Но на их место прибывали все новые и новые врачи-добровольцы.
Американцы ни на что не жаловались и переносили болезнь на ногах. Только в обморок стали падать часто. Чаще наших. Это заметил Пирогов и с ужасом узнал, что обмороки - голодные! Натурально недоедают! Выяснилось, что американцам еще в Берлине кладут зарплату 60-100 рублей в месяц, а профессору из Балтимора Чарльзу Лису аж 360 рублей. Это было больше зарплат отечественных докторов и правительство рассудило, что американцы вполне себе обеспечены материально. Да цены-то осажденного города не учли! В городе американцев никто к пайковому довольствию не прикрепил! Американцы давно уже распродали свои ценные вещи и живут впроголодь. Русские медики стали делиться своими припасами с американскими товарищами, а Пирогов попросил великую княгиню Марию Николаевну хоть как-то помочь американцам. Мария Николаевна написала проникновенную записку Долгорукову, в которой указала, что американские врачи работают наравне с нашими, гибнут от бомб и болезней, ни на что не жалуются, а благодарная Россия даже накормить их не может. Долгоруков отдал приказ поставить американских хирургов на довольствие по разряду рядовых чинов. Благодаря нашей бюрократии, в действие сей милостивый приказ был приведен только 20 марта 1855 года.
В марте же прибыла основная волна врачей-добровольцев. Американцев очень заинтересовали опыты Пирогова с амбулаторными подвижными госпиталями и большинство новичков попросились на работу в них.
Работали добровольцы до самой сдачи Севастополя, а потом еще почти год в госпиталях Симферополя, Керчи и Одессы - выхаживали своих пациентов.
Всего в обороне Севастополя участвовало 43 хирурга-добровольца из США. Вот их имена: Д. Аль, Г. Боствик, Бриэли, Х.Дж. Кейт, Г. Кларк, Ч.А. Дейнинджер, Дрейпер, Э. Дж. Элдридж, Фостер, У.Ф. Фанденберг, Дж. Б. Хэнк, П. Харрис, Л.М. Харт, Ч. Генри, Дж. Холт, Галбрейтер, Д. Джонс, Э. Дж. Джонсон, К. Кинг, Дж. Кинкел, Д.Т. Килби, Ч.А. Лис, А. Дж. Лонг, А.Ф. Моллет, Х.Л. Макмиллан, У. Миллан, А.Э. Маршел, Мортон, Мэтьюс, Никлс, Дж.Х. Оливер, Дж. Орен, Ч. Парк, Л.У. Рид, Ф.Х. Райс, К. Смит, Т.С. Смит, Г.Л. Смайсер, Дж.Т. Стодард, У. Трол, Турниспид, Уимс, Уайтхед.
Погибли 10 докторов: Кинг, Дрейпер, Макмиллан, Кларк, Дейнинджер, Джонс, Маршел, Никлс, Харт и Стодард. Последний скончался от возвратного тифа уже на пути домой, в Берлине в 1856 году.
В честь американцев была выбита особая медаль:

Правда сами американцы просили наградить их как всех - медалью за оборону Севастополя.
Доктор Ч.Генри был награжден орденом Св. Анны 3-й степени, к которому был представлен за помощь раненым прямо на 5-м бастионе "во время дела". Доктора Харрис, Холт, Лис, Трол получили ордена св. Станислава.
Интересные воспоминания добровольцев, в том числе и о русской действительности, можно почитать здесь: https://books.google.ru/books?id=MspgCgAAQBAJ&pg=PA52&lpg=PA52&dq=american+surgeons+in+crimean+war&source=bl&ots=nvlKfkeVJh&sig=M7L5_uAgJQ0JzVrqqhUXdfT2V8A&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwjpmeKPt7PSAhWmBZoKHTrjCsAQ6AEIWTAH#v=onepage&q=american%20surgeons%20in%20crimean%20war&f=false
Там же есть их имена в оригинале. Смог найти только портрет Уайтхеда

Было бы здорово найти еще кого-то из них.
Наши источники с ссылками на архивы:
Е.М. Двойченко-Маркова. Русско-американская дружба во время Крымской войны. "Морские записки", т. XII, №2, 1954.
Н.Н. Болховитинов, В.Н. Пономарев. Американские врачи в Крымской войне//США: экономика, политика, идеология, 1980, №6.
d_clarence: (Default)
Интернациональная производственная, гуманитарная и рабочая помощь умирающим нам была бы невозможна без ярких харизматичных лидеров, которые могли личным примером увлечь людей на бескорыстные подвиги самопожертвования ради нас с вами. Поэтому открываем давно назревшую рубрику "Люди дела". Здесь будут не только коммунисты и социалисты, но и самые что ни на есть акулы капитала и далекие от политики харизматичные бессеребренники. Каждый рассказ - просто краткая биография для понимания масштаба личности. Сейчас таких, увы, больше не делают. Начнем все же с коммуниста - они самые яркие и интересные.
Том Баркер родился в северном английском графстве Вестморленд в 1885 году в семье батрака Тома Грейнджера Баркера и чуть не с пеленок вкалывал на фермах. Мелкий рыжий мальчуган отличался буйным и независимым нравом и обостренным чувством справедливости. Ни одна драка не обходилась без его участия. С нанимателями отца общался как равный с равными - никаких сословных и имущественных различий мелкий Том не признавал. За что ему постоянно влетало от бати. В возрасте 15 лет Том попробовал работать самостоятельно. Подрался с парой нанимателей и понял, что наемный труд - это не его.
В возрасте семнадцати лет Том сбегает в Ливерпуль где завербовывается в кавалерийский полк. Рыжий, неунывающий парень мигом становится душой компании новобранцев. Он сплачивает их вокруг себя и успешно противостоит дедовщине. Однако, британская кавалерия - это аристократический клуб и Том просто не мог не схлестнуться с юношами из дворянских семей. Нескольких из них Том поставил на место с публичным унижением. В ответ на такой беспредел, молодые аристократы объединились и сильно избили Тома, в результате чего он оказался на больничной койке. В лазарете ему мягко намекнули, что в часть ему возвращаться не следует и лучше комиссоваться по болезни. Короче Тома выкинули из армии на улицу.
Том послонялся по Ливерпулю и устроился дворником в трамвайное депо. Быстро вырос до кондуктора. Однажды он услышал разговор двух пассажиров о житье-бытье в Новой Зеландии. Том долго не думал.
В 1909 году Том Баркер покупает половину стоимости самого дешевого билета до Окленда. Вторую половину отрабатывает кочегаром. Во время длительного плавания Том знакомится с невесть откуда взявшимися на борту марксистами и проникается их идеями. В Окленде Том устраивается в местное трамвайное депо.
Трамвайная ветка соединяла грузовой порт и злачный квартал города - Том очень быстро знакомится со своими постоянными пассажирами: матросами, грузчиками, докерами, барменами и танцовщицами кабаре. Через докеров Том знакомится с местными социалистами и вступает в их ячейку, где быстро завоевывает авторитет.
Через барменов знакомится с танцовщицей Бертой, на которой вскоре женится. Вот Том перед свадьбой:


В 1911 году Том вступил в социалистическую партию Новой Зеландии и стал ее секретарем в городе Окленд. В это же время, в Окленде отрыло свое представительство международное профсоюзное движение Индустриальные Рабочие Мира (ИРМ, кто читал про Австралию - помнит). ИРМ стал объединять профсоюзы рабочих. На первую конференцию ИРМ пришел Том и задвинул пламенную речь, где красной нитью проходила мысль, что только объединившись с социалистами профсоюзы смогут "эффективно противостоять капиталу". Речь Тома была настолько зажигательна, что объединение произошло тут же. В правление были выбраны Том Баркер, Том Янг (президент местного лейбористского движения) и представитель от рабочих маори Гарри Холланд - что было прямым вызовом тогдашнему обществу. Этим шагом Том моментально завоевал симпатии чернорабочих и ненависть правящего класса. Колеблющимся товарищам Том разъяснял, что для грядущего коммунизма нет никакой разницы какая у человека национальность.
Власти заметили это "нездоровое" движение в рабочей среде и принялись закручивать гайки профсоюзам. В результате Новая Зеландия получила свой "Брисбен". Только, в отличии от Австралии, тут обе стороны не знали как правильно вести классовую борьбу и изобретали велосипед каждый по-своему. Получился просто феерический отжиг!
Read more... )
d_clarence: (Default)
Как известно, белые, при отступлении, постарались нанести максимальный ущерб шахтам Донбасса. Во многом они преуспели: большинство шахт было либо разрушено, либо не имели оборудования. Кадры - дефицит. К 1921 году удалось кое-как (далеко не идеально) восстановить коммуникации. Дефицит угля в стране был острейший, а требования только росли: голод, холод и все возрастающие железнодорожные перевозки. По линии Межрабпома и через всевозможные СМИ бросили клич: "Все на помощь Донбассу!".
Откликнулось множество организаций и объединений. Серьезную финансовую помощь оказала всемирная еврейская организация "Джойнт": http://d-clarence.livejournal.com/56337.html. Иностранные рабочие-добровольцы прибывали десятками и включались в работу. Поблажек никому не было - все условия как у советских рабочих, что никого не смущало. Сегодня расскажем о коллективе шахтеров из Иллинойса.
Все произошло быстро, по-американски. 20 марта 1922 года американские коммунисты расклеили на шахтах Иллинойса газету "Новый мир" с очередным открытым письмом шахтеров Донбасса к "братьям-шахтерам Запада". А уже в апреле, через Межрабпом, в ВСНХ пришла короткая, но деловая телеграмма: "Прочли призыв шахтеров Донбасса. Нас 32 шахтера с инструментами и запасом продовольствия на год. Готовы выехать за свой счет. Просим указать место работы. Джон Пинтер".
Прибыли американцы в Петроград из Нью-Йорка уже в июне и сразу направились в Москву в офис Межрабпома, где их уже ждали представители ВСНХ. Американцам выдали советские документы и направление на восстановление шахт Рутченковского рудника Юзовского горного района Донбасса (сейчас это один из районов Донецка).
_DSC2139.JPG

Свою группу они назвали "Зиглеровской коммуной", по названию своего рудника в Иллинойсе. В состав группы, помимо самих американцев, входили итальянцы, сербы, хорваты и один литовец. С собой мужики привезли 85 полных комплектов шахтерских инструментов и снаряжения, электрооборудование, слесарные и кузнечные инструменты, медикаменты и, главное, врубовые машины. Всего на 15.600 долларов. Деньги им собирали всем Зинглеровским рудником.
До конца июля группа прождала прибывавшее по частям оборудование. В начале августа прибыли на Донбасс. Группе достались Лидиевские шахты номер 2-7 и электростанция


Американцы сразу включились в работу. К опытным забойщикам и проходчикам были прикреплены русские ученики. Все члены группы ежедневно, после краткого отдыха, изучали русский язык. Кроме того, американцы с помощью русских рабочих сами строили себе временные бараки. Несмотря на тяжелые условия, "группа проявила большую энергию в работе и создала высокую производительность труда, намного превысив производительность местных рабочих. Средняя производительность американского рабочего составляет 220 пудов, а местного - 155. На поверхностных работах производительность американцев втрое выше" ("Экономическая жизнь", 20 октября 1922). Еще ранее, 18 сентября, всего месяц спустя после приезда, американцы завоевали переходящий вымпел "за успешную работу".
По результатам заметки американцам и их русским ученикам выплатили денежную премию. Газеты были расклеены на каждом углу. Просто так это не могло пройти - случился махач.
В конце октября, в выходной день, американцы пошли на танцы, которые устраивала местная молодежь. Там их стали задирать молодые шахтеры с соседних шахт. Мало того, что зазанайки, так и девки на них заглядываются! Кто-то кого-то зацепил плечом, толкнул и понеслось. За американцев сразу вписались их русские напарники. Какой-то дурак крикнул "буржуи наших бьют!". К драке побежали дорожные рабочие, бывшие рядом. В это же время прибежали рабочие с электростанции. Попобоище могло принять угрожающие размеры, если бы не начальство рудника и старшие товарищи, которые врывались в толпу и разнимали дерущихся. Наших стыдили, американцев оттесняли. Что интересно - американцы ни разу не обиделись и зла не держали, все в итоге помирились.
Примирение переросло в крепкую дружбу, когда американцы ввели в работу на полную мощность свои врубовые машины и открыли курсы по работе с ними. Если на начальном этапе русские шахтеры работали на одной машине вшестером и выдавали по 1.050 пудов, то после обучения их производительность возрастала до 2.200 пудов и обслуживали машину всего два человека.
В не меньшей степени сближению содействовало знакомство лидера группы Джона Пинтера с Марусей Ланьшиной, дочерью старого и авторитетного местного шахтера. Познакомились на тех самых танцах и, впоследствии,поженились.
Джон Пинтер (в центре) с товарищами идет на работу:


К весне 1923 года "Зиглеровская коммуна" полностью обучила свою смену и передала ей все врубовые машины. Электростания полностью была отремонтирована и работала на полную мощность. Перед группой встал вопрос - что делать дальше? Одна часть группы откликнулась на призыв Рутгерса и отправилась на Кузбасс, а другая, преимущественно механики и электрики, отправилась в Крым поднимать сельское хозяйство.
Джон Пинтер получил советский паспорт и стал Иваном Матвеевичем Пинтером. Поработав на Кузбассе, он, вместе с молодой женой, вернулся на Донбасс и до самой пенсии проработал на шахте Лидиевка. Говорят, что его потомки и сейчас живут в Донецке.

Основные источники:
газета "Экономическая жизнь" от 20.10.1922, 17.12.1922
газета Правда от 21.03.1967
Г.Я. Тарле. Друзья страны Советов. М., 1968, с. 158-160
d_clarence: (Default)

Обложка журнала "Дзэней" ("Авангард"), 1922 год.
Вечный плакатный образ для всех времен и народов. Жаль нет в цвете. Все равно круто!
d_clarence: (Default)
Из юбилейных посланий от разных компартий в честь столетия Ленина. Уругвайское мочало:
d_clarence: (Default)
Год назад в этом посте:
http://d-clarence.livejournal.com/49576.html
мы попытались перечислить все страны, оказывавшие нам помощь в 1921-23 годах. Сегодня к списку добавляется Греция. Ю.А. Фридман, в статье "Движение помощи международного пролетариата Советской России" (Вопросы истории, 1958, #1, с.96), со ссылкой на ЦПА ИМЛ ф.17, оп.263, ед.хр.20 л.176, указывает одним предложением, что в 1922 году греки перечислили нам по линии Межрабпома 40.000 драхм. Понятия не имею сколько это и кто были эти люди, которые в воюющей и проигрывающей войну стране умудрились организовать сбор помощи русским голодающим. Непаханное поле. Пожалуй отмечу сегодня в узком кругу себя. Поздравления с открытием принимаются.
d_clarence: (Default)
Часть 4. Слабоумие и отвага.
Продолжение.
Начало:
http://d-clarence.livejournal.com/135243.html
http://d-clarence.livejournal.com/135563.html
http://d-clarence.livejournal.com/135898.html
Диспозиция перед 23 марта 1919 года.
Союз Русских Рабочих и примкнувшие к ним австралийцы из ИРМ не сидели сложа руки. Все прекрасно понимали, что бой будет самый настоящий. Противник: полиция и отряды националистов. Старые революционеры рассказывали своим новым товарищам, что правильно организованная колонна - сама по себе оружие. Но в условиях численного превосходства противника колонна требует боевого охранения.
С австралийцами уже с осени 1918 года занимались тактикой. В желающих не было отбоя. Многие австралийские работяги и так всегда были не прочь съездить по щам полицейскому, но тут целая наука!
Занятия по тактике колонны вел рабочий из Саратова Герман Быков (Розанов)


Горячих австралийцев учили не реагировать на индивидуальные атаки - главное (да простят меня кинозрители) держать строй. Словил сам в щи - не беда: храни колонну и колонна сбережет тебя. И затопчет нападавшего. И еще - колонну учили противодействию конным полицейским (что станет жутко неприятным сюрпризом для парней Уркхарта)
С наиболее дерзкими, резкими и агрессивными рабочими вел занятия товарищ Свирский (он же товарищ Таран). Вел по своему профилю - организовывал летучие боевые отряды по примеру эсеров (каковым и сам был). Раньше об этой тактике рассказывали на уроках истории в школе, а теперь, видать, придется мне.
Летучие отряды предназначены для хаоса городских боев. Их задача - внести дезориентацию, хаос и, как следствие, панику в ряды противника. Действуют тройками или двойками. Если в России они вооружались пистолетами и бомбами, то здесь булыжниками и кусками арматуры.
Тактика: выскочить из-за угла или подворотни, метнуть в толпу снаряды, скрыться. При обнаружении одиночного противника или мелких групп - нападение на них и отоваривание. Каждый отряд имеет несколько точек для нападения и досконально изучает все маршруты между ними. Каждый отряд знает два соседних отряда и имеет с ними общую точку сбора. Существует система сигналов свистом. Три группы могут скоординированно нападать с нескольких сторон. При необходимости могут осуществлять боевое охранение колонны и вести дальнюю разведку, заодно наводя противника на ложный путь и заставляя нести потери до встречи с главными силами. Все боевики группы знают только клички друг друга, собираются только на явках и, по идее, не знают кто где живет.
К марту удалось сколотить два десятка таких групп.
Вот видите как все серьезно было?
Уркхарт догадывался, что все будет намного сложнее чем 01.11.1916. Знал он и место митинга - Trades Hall


Когда читаешь о подготовке полиции Квинсленда к решающей схватке с "болши" и "комми", возникает недоуменный вопрос: что, сложно было на канал царского МВД на ютюбе подписаться? На инстаграм Трепова? За три года могли хотя бы в аську московскому градоначальнику стукнуться! И узнать, что по этим людям работают либо стрельбой залпами без предупреждения, либо сомкнутым конным строем с шашками наголо. И не надо стесняться применять пушки на городских улицах.
Но гуглом австралийцы почему-то не воспользовались и предпочли изобретать велосипед.
Единственное, что они достоверно знали о противнике - он очень агрессивен и не включает заднюю. Численность оценили в 5.000 человек (реально вышло 1.500).
Уркхарт смог стянуть в Брисбен со всего Квинсленда почти 300 полицейских (больше и не было). Опираться предполагалось на отряды националистов и дембелей, накачанных по самое нимагу антирусской пропагандой. Этих было порядка 8.000 горевших жаждой погрома человек.
Полицейским было дано указание кричать ожидаемой толпе издалека, а в случае непослушания - самим бросаться в атаку. Предполагалось, что стихийные отряды помогут. Был организован отряд конных полицейских, который разбили на группы по четверо (фатальная ошибка). В задачу им поставили патрулирование улиц и блокирование толпы с тыла.
Возможно эти приготовления и сработали бы (при таком численном превосходстве), но за день до дня "D", 22 марта, случилась катастрофа - вмешались политики.
Правящих лейбористов взволновало два момента:
- в демонстрации будут участвовать их избиратели и они попадут под замес, а это отразится на грядущих выборах;
- толпы бухих дембелей на улицах Брисбена хулиганили порядок и от них уже пошли всякие ограбления и мелкие погромы - как бы город не разнесли.
Уркхарту спустили жесткий приказ: не допустить любые беспорядки в Брисбене и не допустить столкновений националистов с демонстрантами. За неисполнение - отставка. Уркхарт впоследствии вполне мог бы написать мемуары в стиле немецких генералов "Преданы, но не сломлены".
За день до битвы полиция Квинсленда была поставлена между двух огней! Теперь все в городе для нее враги! В следующие три дня она покроет себя неувядаемой славой, в полном соответствии с девизом "Слабоумие и Отвага".
В этот же день, 22 марта, газеты вышли с предупреждением: никаких красных флагов на демонстрации!
Диспозиция на утро 23 марта 1919 года.
Read more... )
d_clarence: (Default)
Часть 3.
Продолжение.
Начало:
http://d-clarence.livejournal.com/135243.html
http://d-clarence.livejournal.com/135563.html
В Брисбен наши демонстранты вернулись хоть и не триумфаторами, но внимание и уважение к себе они вызвали. К русским потянулись. До этого никто еще не показывал такой сплоченности среди рабочих. Кроме кулаков и сплоченных рядов, наши социалисты и коммунисты завоевывали авторитет полным бескорыстием и принципиальным отстаиванием прав любых групп рабочих. Даже тех, которые за помощью и не обращались или вообще были в жесткой к ним оппозиции. По первому случаю характерен пример с татарами. Нашими, самыми настоящими, волжскими.
Татары были космически далеки от политики. В Австралии очутились благодаря тем же столыпинским переселенческим прелестям. От всяких революционеров держались принципиально дистанцированно. Они приехали работать и зашибать деньгу. Традиционно выносливые татарские мужики сильно выделялись своей работоспособностью среди местного контингента. Татарские рабочие руки были нарасхват. Было их правда немного - 70-80 человек. Всех их наняла железнодорожная компания для прокладки ветки на тяжелом участке. Татары поехали вкалывать и впервые в своей жизни столкнулись с расизмом (а Австралия тогда была таким раем для белых наци, что и Гитлеру не снилось). Татар определили как азиатов и соответственно применили к ним так называемый "азиатский" закон - платить им можно было гроши, телесно наказывать и выгонять по заявлению любого белого работника. Русские работники на стройке были возмущены таким отношением к татарам. Прочие проявили сочувственное любопытство - они были в основном такие же иммигранты из разных стран. Сами татары пребывали в полном шоке.
Дали знать в Брисбен и на участок примчался товарищ Артем. Он сумел сплотить всех рабочих, доказать им, что татары их боевые товарищи, на которых всегда можно положиться. А если их сейчас не защитить , то руководство строительной бригады и над остальными будет издеваться. Надо показать свою силу!
Была проведена забастовка. Теперь руководство бригады было шокировано выступлением рабочих. Запросили головную контору в Сиднее. Там, на удивление, разобрались в ситуации, но несколько иным путем: открыли учебник по географии и выяснили, что татары формально европейцы. Применять к ним "азиатский" закон запретили. Из этой ситуации татары вынесли одно - социалисты и коммунисты их единственные друзья здесь. И поголовно вступили в Союз.
Второй пример - тот же Брисбенский Индустриальный Центр. Этот профсоюз контролировался одной из крупнейших партий Австралии - лейбористской. Но вот пользы для простых рабочих от него было ноль. А брисбенские рабочие никогда пай-мальчиками не были. Им очень понравилось как феерили наши 1.11.16, а профсоюз им запретил теперь дружить с нехорошими русскими. Ну вот они и положили, как учили, на руководство профсоюза. Вышли все из него. Властями это было расценено как некий заговор коммунистов. Народ дергали в полицию, песочили, но ничего такого не накопали (не умели, опыта еще не было). В итоге, работяги Брисбена с нуля заново создали свою ячейку международного профсоюза (Индустриальные Рабочие Мира - ИРМ), которая полностью сочувствовала нашим революционерам и разделяла их политику. А брисбенские профсоюзы уже напрямую влияли на партийные выборы и, соответственно, места в Парламенте. Чем очень сильно заинтересовалась община Мельбурна, да. Взаимодействие с профсоюзами Брисбена обеспечивал тот самый товарищ Зузенко

(фотка 20-х, когда он ходил на торговом судне)

Зузенко обучал их основам стачечной борьбы, пролетарской солидарности и конспирации. И его очень быстро женили на Фанни Розенберг из Мельбурна.

Февральскую революцию 1917 года в иммигрантских кругах встретили с восторгом, австралийцы - с интересом. Все следили за развитием событий и расстановкой новых политических сил. Среди иммигрантов создавались всевозможные комитеты, проводились многочасовые заседания. Был образован "Сводный Комитет Политических Беженцев", который занялся подготовкой к отправке всех желающих в Россию. В Комитет вошли представители общины Мельбурна, которые научили остальных членов выписывать правильные газеты. Из газет комитет узнал, что Временное правительство выделяет определенные суммы денег на возврат политических беженцев из разных стран. Комитет попросил разрешение австралийского Правительства принять все дела у царского консула, чтоб можно было беспрепятственно визировать документы. Австралийцы согласились: во-первых, никто не разберет кто там у русских теперь главный; во-вторых, Абаза чмо и так под байкотом; в-третьих, бумаги у него от русского царя, а тот теперь никто и звать его никак.
Пришли в консульство. Здание пустовало, Абаза нигде не было да и не искал его никто. Сначала. А потом стали разбирать бумаги и обнаружили, что деньги-то уже пришли.
Дома Абаза не оказалось. Убёг.
Read more... )
d_clarence: (Default)
Прошу прощения за короткую и запоздавшую вторую часть - внезапно много дел навалилось.
В первой части допущена досадная ошибка: товарищ Зузенко, который нес флаг, не рабочий из Екатеринбурга, а матрос с Балтфлота, арестованный в 1906 году за организацию ячейки боевой партии эсеров в Рижском мореходном училище. Из Екатеринбурга был товарищ Таран. Их биографии спутал в своих воспоминаниях участник событий Пикунов. Воспоминания он писал в 60-е и давайте простим ему эту оплошность - деду глубоко за восемьдесят было.
Часть 2.
Продолжение.
Начало: http://d-clarence.livejournal.com/135243.html
Тюремное руководство сильно удивилось, что у только что доставленных каких-то полудиких отбросов из Брисбена оказались вежливые адвокаты с приятным грассирующим акцентом и в дорогих костюмах. Адвокаты внесли залог за товарища Артема и попросили о встрече со следственной группой, прибывшей для работы с задержанными. Следователям мягко указали, что задержанных прессовать и допрашивать с пристрастием не стоит и о допросах стоит предупреждать заранее, пожалуйста.
Товарища Артема доставили в Мельбурн. В Мельбурне тогда заседал австралийский парламент и местной общине удалось выйти на сенатора Терлея и попасть к нему на прием


Терлей возглавлял левое лейбористское крыло в Сенате и проявил интерес к событиям в Брисбене. Вернее к тому, что местные профсоюзы принимают во внимание кучку каких-то русских мятежников. Этим интересом и воспользовались.
8 ноября состоялась встреча, которая перевернула мир Терлея, а он, в свою очередь, позаботился сделать то же самое с уютным мирком правительства Австралии.
Терлей знал причину демонстрации, с нее и начали.
Для начала Терлею рассказали что такое "консул", а то видимо правительство Австралии не сильно разбирается в дипломатических рангах и статусах. Консул - это ни разу не посол, который может и должен решать политические вопросы. Дело консула - передавать сообщения от своего правительства, ставить визы в паспорта и защищать права граждан своей страны. Все остальное его никак не касается. Если консул чего официально просит, то ссылается прямым текстом на соответствующее письмо своего правительства - Абаза показывал письмо, где российский император требует провести мобилизацию граждан на территории Британской империи и находящихся под ее защитой и даже состоящих в ее подданстве? Правительство Австралии в курсе, что такое письмо будет рассмотрено Британской империей как прямое нарушение ее суверенитета и является прямым поводом к войне? Господин сенатор понимает, что участники демонстрации выступали в защиту суверенных прав Его Величества Георга Пятого, а полиция Брисбена им в этом препятствовала?
Терлей прямо из кабинета, где уже вовсю пахло валерьянкой, стал звонить лейбористам из кабинета министров. Там как раз изучали длинную телеграмму из Лондона, в которой настойчиво переспрашивались все пункты запроса насчет действий российского консула.
Абаза вызвали в Правительство и попросили предъявить письма и телеграммы российского правительства по мобилизации граждан на территории Австралии. Абаза сказал, что у него таких бумаг нет и понес про "святой союзнический долг". Его выставили за дверь.
До австралийцев дошло каких дров они чуть не наломали и перед ними встал закономерный вопрос: что теперь со всем этим делать?
Read more... )
d_clarence: (Default)
Про помощь Австралии и Новой Зеландии приходится рассказывать очень издалека. Поэтому приготовьтесь к длинному сериалу. Не зайдет - свернем, делов-то. Некоторые источники указываю по ходу дела, остальные приведу в последней части.
Часть 1. Австралия знакомится с национальным и политическим отребьем Российской империи.
На протяжении XIX века в Австралии проживало сравнительно немного представителей бескрайней Российской империи, но к 1914 году число их достаточно увеличилось, чтоб их начали принимать во внимание. Российские эмигранты довольно четко делились на две неравные группы, которые обуславливались спецификой причин эмиграции.
Первая группа - евреи, бежавшие от государственного антисемитизма и прелестей погромов. В Австралию они добирались долгими кружными путями, по той или иной причине отказавшись от иммиграции в Европу и США. Селились они в основном в Мельбурне. Занимались традиционными ремеслами - проникали в банковский сектор и подвизались в юриспруденции. Неудачники вкалывали в швейных и ювелирных мастерских.
Вторая группа базировалась на Брисбен и была значительно разнороднее и интереснее. Сначала это были беглые матросы с кораблей, беглые каторжники (примерно: дальневосточный этап - Китай - профессия кули - кочегар на пароход за харч - укачало, дайте сойти - Брисбен), дезертиры и бывшие военнопленные Русско-Японской войны. Затем, плотными, компактными группами повалили столыпинские переселенцы в Сибирь, которые сваливали от обещанного рая куда глаза глядят и по тем или иным причинам (ксенофобия, разумеется) не захотевшие жить среди китайцев или японцев. Вот типичные их представители высадились в Брисбене в 1912 году:
Russian-immigrants.jpg

Практически одновременно с ними в Брисбене начали высаживаться бежавшие с каторги, ссылки или этапа осужденные участники событий 1905-1907 годов. Это была каша из большевиков, меньшевиков, эсеров и анархистов. Типичная история: Иван Кук, латыш, социал-демократ. Работал в типографии в Риге, арестовывался за распространение нелегальной литературы, бежал. В 1905 году дрался на баррикадах на Пресне, взят в плен. За убийство драгуна приговорен к повешению с заменой на бессрочную каторгу. Совместно с эсером Борисом Свирским (пожизненное за экстремизм с насилием, модная профессия "эксмейкер", кличка "товарищ Таран") и анархистом-теоретиком Петром Уткиным (пятерка за экстремизм - печать стихов, порочащих честь и достоинство ЕИВ) дернули с этапа в Хабаровске, переплыли Амур, слонялись по Китаю, нанялись кочегарами на голландский пароход и привет Брисбен.
Таким образом, в Брисбене и окрестностях образовалась эдакая внушительная коммуна преимущественно нестарых мужчин из России, со сложным прошлым и привычкой к коллективной деятельности. Мужики ни разу друг с другом не ссорились, а наоборот, помогали друг другу. Те, кто приехал раньше и успел немного освоиться, переводили новеньким с английского объявления о вакансиях и рассказывали о местных условиях жизни. В силу скудного знания английского, устраивались чернорабочими. Возглавляла местный ТОП профессия грузчика. Кто шарил в ремеслах, старались подтянуть инглиш и шли в подмастерья. Отдельной историей были финские националисты, которые держались хоть и дистанцированно, но поддерживали отношения с остальными политическими. Финны охотно шли в фермерские хозяйства.
в 1911 году эту группу сплотил и возглавил бежавший из ссылки человек-легенда товарищ Артем

Товарищ Артем брал харизмой, интеллектом и деловой хваткой. Создал с нуля первые иммигрантские газеты с упором на полезную информацию, устроил кассу взаимопомощи, пинками стал загонять наших в существующие австралийские профсоюзы, читал лекции, выступал и побеждал в публичных диспутах, вкалывал грузчиком в порту и тихой сапой организовывал партячейку среди местных докеров.

Две эти группы иммигрантов друг друга практически не замечали - слишком разные они были, да и чисто по карте расстояние между ними было приличное. Начавшаяся в 1914 году ПМВ никак их не сблизила и активность не вызвала.
Так бы оно все и оставалось, если бы не феерический отжиг сказочного долб@ёба Александра Абаза (простите за обсценную лексику, но я не могу подобрать другого слова).

Александр Николаевич Абаза служил российским консулом в Австралии. Делать ему было совершенно нечего и он страдал от мысли, что его сюда сплавили с глаз долой. Развлекался он тем, что понаоткрывал в крупных городах представительства консульства, куда никто не обращался, и давал редкие интервью газетам про то, как хорошо в России жить. В 1914 году настал его звездный час - австралийцам стало интересно: за кого еще кроме Англии им теперь своих парней на убой посылать. Абаза давал бесчисленные интервью и купался в лучах славы. Через месяц его байки иссякли и о нем забыли. А он так хотел быть полезным.. Так хотел..
В 1916 году его осенило: он мобилизует в армию всех русских призывного возраста в Австралии и внесет свою лепту в общую победу!
Я не спятил, ей-богу!
Read more... )
d_clarence: (Default)
Есть такой профессор из МГИМО - Александр Иванович Сизоненко. Всю жизнь пишет одну и ту же книжку:


Издания 60-х, 70-х, 80-х годов. Меняет только заглавие и обложку. И из книжки в книжку кочует одна и та же фраза, которая заставляет полыхать стул подо мной:


Вы хоть представляете сколько это?! Это же масштабная железнодорожная операция!
Ну ладно в одном издании накосячил, в другом исправил. Так нет - кочует цифра из книжки в книжку.
Ссылок Сизоненко не дает, про грандиозное сражение с некими "наемниками" не рассказывает. Что за "Реакция" напала на добрых индейцев Юкатана тоже неясно.
Мексика, конечно, не самое спокойное место в начале 20-х, но ничего подобного доступные моему скудному пониманию мексиканские сайты по сабжу не знают.
А Сизоненко целый академик - не думаю, что коллеги за 30 лет так и не указали ему на косяк.
Вот и ловлю когнитивный диссонанс. Что это было? А если было: что, где, как и куда делось?
Беда-печаль...
d_clarence: (Default)
В 1921 году у нас были очень непростые отношения с Финляндией. К концу года градус отношений опустился ниже нуля из-за событий в Карелии.
Наш поверенный в делах в Финляндии Черных получил в августе 1921 года указание организовать сбор пожертвований в пользу голодающих. Он сделал лицо попроще и обратился прямо в Правительство Финляндии с просьбой разрешить сбор средств по стране и вообще как-то помочь. Получил ответ от министра иностранных дел Холсти, что "Финляндия очень бедна и нуждается сама в помощи". Про разрешение Холсти забыл.
Черных утерся и пошел к местным социал-демократам. У большевиков все коммуникации были обрублены, а у этих была официальная газета "Путь". Социал-демократы согласились создать при редакции комитет помощи голодающим и опубликовали серию воззваний. Параллельно, Черных, сильно рискуя, разослал подпольные обращения к финским рабочим.
В редакцию "Пути" потек ручеек пожертвований - газета не самая популярная и быть левым тогда в Финлянди того...не очень.
Тем не менее, к ноябрю, в редакционный комитет набежало 85.000 финских марок (не знаю сколько это). И тут бабах - в Карелии заварилась новая каша. Газету закрыли, комитет разогнали, Черных запретили покидать Хельсинки и поставили под надзор. Сбор пожертвований тоже запретили. Разрешили только белогвардейский комитет помощи беженцам в Константинополе.
А у Черных на руках 85.000 марок от "Пути" и нелегально собранные от финских рабочих 585.000 марок. Что делать-то?! Деньги есть - помощи нет! Пересылать нелегально деньги в Москву бессмысленно - что там будут с финскими бумажками делать? Закупать продукты в Финляндии он не может. Валюту типа долларов купить не привлекая внимания он тоже не может. Вот только башку себе об стенку и остается разбить.
И тут появляется эта хрупкая пожилая женщина


баронесса Матильда Вреде.
Всю свою сознательную жизнь она, потомок старинного шведского финляндского рода, посвятила помощи гонимым и отверженным. Как-то, еще в ранней юности, будучи в Лифляндии, она увидела посадку каторжников в вагоны. Как их били казаки конвоя, как их утрамбовывали в эти вагоны и прочие "прелести" этапа. Ну и щелкнуло у нее в голове. Стала ездить по тюрьмам с продуктами, табаком и лекарствами. Сначала к политическим, а потом, когда увидела, что о них неплохо заботятся с воли, к самым разным упырям и вурдалакам - они-то никому не нужны. Вела с ними душеспасительные беседы. Охранники от нее офигевали, а она очень круто прокачивала харизму. В итоге, к тридцати годам, она уже запросто одна заходила в камеры смертников и ни разу никто не поднял на нее руку. Слушали ее, плакали и каялись самые отмороженные душегубы. Начальство тюрем ни разу не нашло в себе силы ей отказать (в глаза ее посмотрите).
Приехав в Финляндию, организовала комитет помощи заключенным. Комитет в основном помогал финским националистам и прочим политическим, а после обретения Финляндией независимости - обычным уголовникам и пленным финским красноармейцам, обычным голодным нищим, одиноким старикам в больницах, сиротам и т.п.. Матильду знала вся Финляндия, для финнов она стала кем-то вроде Матери Терезы.
Вот такая женщина и пришла в начале ноября 1921 года в советское представительство.
Вникла в проблему сразу. Включилась тоже сразу.
Притащила еще двух финских шведов - докторов Эренфельда и Ингельстрёма. Они входили в Международный Комитет Помощи Ученым. Заставила их зарегистрировать финляндское отделение этого комитета. Эренфельд совершенно легально, как руководитель отделения, опубликовал в основных газетах воззвание о сборе средств в пользу русских голодающих ученых. Черных, гы-гы, туда и закачал бабло. Правительство просекло схему, было дернулось, но получило пинка в коленку он следующего этапа многоходовки: Матильда подключила феминисток, отмороженных суфражисток и обычные женские общественные организации от союзов домохозяек до комитетов помощи бывшим проституткам. Сделала это тоже красиво.
Была такая всемирно известная организация "Save children!" (в России - "Спасите детей"). У нас она порядка 200.000 детишек кормила через миссию английских тред-юнионов. Ее отделения работали во всех цивилизованных странах. В Финляндии отделение номинально было, но ничего не делало. Матильда, по своим каналам, и поставила вопрос "как так?!" перед разобщенными женскими движениями Финляндии. Женские организации начали сбор средств в помощь русским детям и, в обход запрета, стали направлять их в эту организацию - она же легальная. Руководство отделения разогнали и выбрали новое коалиционное.
Правительство мало того, что ничего не могло с этим поделать, оно еще и в панику ударилось - в Карелии война, "Красная угроза", разруха, инфляция, а тут на горизонте замаячила новая политическая сила! Короче оно все пустило на самотек.
Благодаря этим мерам, через ученых и "Спасите Детей" (а организация входила в Нансеновский комитет, что только усиливало батхёрт финского правительства), было закуплено в Европе и отправлено в Россию 72,3 тонны пшеничной муки, 300 тонн ржаной муки, 2 вагона рыбных консервов, 400 килограмм какао, бинты и йод на 50.000 финских марок, 3.000 долларов деньгами. Ехало к нам все это добро по линии самого Нансена.
И все устроила одна хрупкая женщина со стальной волей.

Информацию дал сам Черных в отчете в НКИД комитета помгола при представительстве РСФСР в Финляндии от 25 марта 1922 года.
Бывш. ЦГАОР ф. 1064, оп.6, д.68, лл. 103-106.

Profile

d_clarence: (Default)
d_clarence

April 2017

S M T W T F S
       1
23 4 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 07:00 am
Powered by Dreamwidth Studios