d_clarence: (Default)
Так в начале 20-х называли такое явление как взяточничество.
Самое зло во время голода - на транспорте. Самый важный и, вместе с тем, проблемный участок - Самаро-Златоустовская железная дорога, которая соединяла центральные губернии с Поволжьем и Южным Уралом. За последние три месяца 1921 года там испарилось 146.000 пудов грузов. Понятно - надо чистить.
Советская власть выделила для проведения чистки не бюджет, а Ревдортрибунал, который на период чистки отчитывался только перед ВЦИК.
Простых граждан, спекулянтов и воров, уличенных в даче взятки, передавали в народные суды - ревтрибунал штука серьезная и вопросами перевоспитания не занимается.
Работала специальная комиссия Ревдортрибунала на этой дороге 6 месяцев с 1 января 1922 года. Результаты такие.
Осуждено по 114 статье УК РСФСР за взяточничество:
Железнодорожных служащих - 386;
Агентов по охране грузов - 167;
Чинов высшей железнодоржной администрации - 1;
Сотрудников ГПУ - 11;
Красноармейцев -2.
Чекистов и красноармейцев расстреляли в день вынесения приговора, так как они были при исполнении и имели особые полномочия. Шли они по отягчающим обстоятельствам по пункту 3 ст.114.
Остальные получили 5-8 лет лагерей с поражением в правах.
Эффект от работы Ревдортрибунала довольно нагляден - за девять месяцев 1922 года исчезло не найдено 111.000 пудов грузов, причем большая часть похищенного пришлась на январь-март.
Отчет опубликован в Бюллетне самарского Губисполкома за сентябрь и в газете Коммуна за 20 октября 1922 года.
Красноармейцев даже знаю за что: помвзвода 97 стрелкового полка Зайцев и отделенный командир Габидуллин пускали за взятки мешочников по охраняемому мосту через Уфимку.
Стата по потерям грузов дана без учета грабежей, бандитизма и раскрытых краж - там отдельная песня была.
d_clarence: (Default)
Было такое небольшое село рядом с Иващенково в Самарской губернии - Титовка. Сейчас на месте этих сел расположен город Чапаевск.
Титовка в 1921-23 годах входила в район деятельности Шведского Красного Креста - повезло. Паек у шведов был самый сытный и вкусный в губернии, одежду часто теплую присылали, взрослых жителей обеспечивали работой. В селе организовали кухню, столовую с горячим питанием и вещевой склад. Дважды в неделю в село приезжал шведский делегат капитан Муландер: все проверял и определял фронт работ.
В августе 1922 года шведы, как и большинство иноргов, сократили штат и работы в округах. Столовую и склад в селе оставили, но в сентябре Муландера перевели южнее- в Пестравку. Титовку административно переподчинили Каменному Броду. Шведов на все уже не хватало и потому выборным от села приходилось самим ездить за всем в новый центр. Там же сдавали и отчетность.
Шведы народ честный, а мы какие есть. Очень быстро выборные сплотились в шайку во главе с неким Винтером. Народ стал получать в столовке "какую-то бурду, в которой плавает 2-3 горошины, кусочек черствого хлеба", а одежды со склада "одну дырявую тряпку на сотню человек".
Зато выборные зажили припеваючи. А что делать в деревне, добившись успеха? Правильно- бухать. Они и забухали. А от недавно перенесенной голодовки и палёного самогона у них снесло крышу. И снесло очень занимательно: Винтер объявил себя Царем и повелел так и называть; делопроизводитель, бывший волостной писарь, Силантьев стал именоваться Барон Фредерикс; конюх Аношкин стал Сухомлиновым; кулак Чучуров превратился в Победоносцева; возчики Старков и Иванов переименовались в Столыпина и Мясоедова. Хочешь жрать или дырявый носок получить - изволь обращаться к превосходительствам по новым именам.
Бухало новое "Правительство" в большом доме Чучурова. Чучуров-Победоносцев купил в Иващенково двух злых кобелей, которых народ уже сам окрестил "юнкерами". А дом Чучурова стали называть "Зимним".
Первую жалобу на такие порядки крестьяне накатали в ноябре, но изложили все так витиевато, что в волисполкоме решили, что они там просто спятили - штука во время голода обыденная.
Вторую жалобу написали более понятно и повезли сразу в Самару.
20 февраля 1923 года в село пришел милиционер, что примечательно - по фамилии Антонов, с ордером на арест всей шайки. "Правительство" как раз заседало бухало в "Зимнем", а по двору бегали и лаяли "юнкера".
На стук в калитку, на крыльцо вышли "пьяные Сухомлинов и Победоносцев", увидели милиционера и пообещали его счаз "шлёпнуть". И пошли в дом за ружьем.
"Ломайте ворота, товарищи!" - скомандовал собравшимся крестьянам милиционер и шмальнул в "юнкеров" из револьвера. Ворота выломали, "Правительство" вытащили во двор, отмутузили, повязали, свалили снопами на подводу и повезли в Самару.
Все получили от 3-х до 5-ти лет в исправительном доме. Винтеру-Царю впаяли тоже пятерку, но поехал он на Соловки.

По материалам газеты Коммуна ##1257,1258.
d_clarence: (Default)
6 февраля 1922 года патруль взвода, в составе замкома Ивана Степанова (полный отморозок http://d-clarence.livejournal.com/73699.html), письмоводителя Дмитрия Кинелева и коммунаров Прутнева и Антонова, заметил как из стоящего на путях станции Кинель вагона выпрыгнул человек с узлом за плечами. Шел снег и слышимость была плохая. Благодаря этому, патруль без проблем догнал его и отпинал. Задержанным оказался старый вор-рецедивист Бочковский с роскошным погонялом "Юрка-шпингалет".
Степанов и Кинелев были знакомы с ним с детства, поэтому вся компания пошла с задержанным сначала в чайную, где им из-под полы продали самогон. Не хватило. Зашли домой к Кинелеву и под вопли его матери забрали еще две бутылки. Бухать пошли обратно к путям.
Выпив, Степанов достал револьвер, назвал Юрку "гнидой" и застрелил его. Кинелев стащил с убитого валенки "не пропадать же!".
Степанов немного подумал и приказал Прутневу и Антонову стрелять в убитого, но они отказались. Тогда Степанов приказал им обыскать труп на предмет денег. Нашли часы.
С часами пошли опять в чайную "выпить за здоровье Юрки" (пьяные дебилы).
Догнались и потащились спать в казарму. Прутневу было плохо и он пошел ночевать к брату. Заполз на крыльцо, обоссался и примерз. Когда брат отдирал его от крыльца, начал в бреду орать про убийство. На крики пришел проживавший по соседству милиционер. Наутро всех четверых передали Ревдортрибуналу. Ревдортрибунал передал дело в Самарский губревтрибунал, а там их оставили под арестом до принятия Уголовного кодекса РСФСР. Как только УК приняли, состоялся суд с участием государственного обвинителя и защитника.
На заседании 31 мая Степанов своей вины не признал, заявив что убил врага Республики: "Я всех буду убивать, если они такие же как Юрка!".
Кинелев сознался в краже валенок.
Прутнев и Антонов плакали и просили их простить "больше не будем".
Обвинитель т. Новицкий "раскрыл всю грязную подкладку вопиющего дела доказав, что Степанов - тип характерно-преступный и не уважает чести красного бойца. Степанов презирает общество, третируя его законы."
Про Кинелева высказался в том плане, что тот шкура.
Защитник т. Нечаев просил только снизойти к молодости подсудимых (Степанову и Кинелеву по 22 года, а Прутневу и Антонову по 19) и учесть их пролетарское происхождение.
Совещался трибунал долго (в первый раз же по новому кодексу) и в итоге вынес приговор:
Степанову за убийство арестованного - 5 лет с лишением всех прав, Кинелеву 3 года, Прутневу и Антонову по году условно с исключением из комсомола.

По материалам процесса, публиковавшихся в самарской Коммуне.

Почему "разгром"? А потому что на февраль во взводе всего десять человек. После ареста этих четверых, остатки с командиром передали местному отделению ГПУ на несение караульной службы.
d_clarence: (Default)


Коммуна от 22 января 1922 г. #932
d_clarence: (Default)
Из еженедельных рапортов начальника Самарской гормилиции. ГАСО, Р-81, д. 519

В ночь с 1 на 2 апреля 1922 года в половине четвертого в Мещанском поселке в городе Самаре был совершен налет на городскую столовую АРА #4. Четверо, под видом патруля (Самара с октрября 21-го на военном положении), подошли к наружному охраннику. Подойдя вплотную, один из бандитов пригрозил ему "Брауннинком": "не кричать!". Остальные трое сняли с него "берданку", ремнем от нее связали ему за спиной руки. После чего бандиты стали отрывать доски с заколоченного на ночь окна.
Треск отрываемых досок услышал внутренний охранник, о котором бандиты видимо не знали. Он открыл окно на втором этаже и крикнул "кто это?!". "На что ему было отвечено выстрелом."
Пуля попала охраннику в лицо. Охранник из "берданки" выстрелил в ответ и убил одного бандита наповал. Остальные скрылись.
Выстрелы услышали в 4 Отделении гормилиции. Прибежавшие на место милиционеры обнаружили труп неизвестного лет 30-ти, "лежавшего лицом вверх". При трупе нашли "наган" за номером 13600, числившийся... похищенным из 4 Отделения гормилиции! Раненого охранника отправили в больницу, наружного развязали и допросили. Дело было передано в Губрозыск и взято на особый контроль Губисполкомом.
Это АРА, это очень и очень серьезно.
3 мая то же 4 Отделение, по наводке агента угрозыска Кастернина Павла Ивановича и во главе с ним, произвело штурм бандитской квариты в доме #87 в том же поселке. Задержаны 2 бандита братья Юдины, Михаил и Петр. 24 апреля они совершили кражу с убийством двух человек в доме на Петропавловской площади. При обыске нашли отобранную у охранника АРА "берданку".
Допрашивали их видимо очень прилежно, ибо в тот же день на улице Ямской были задержаны "злостные грабители" Обыденов Дементий 16-ти лет, Муренков Яков 15-ти лет и совершеннолетние Фролов Иван и Гусаров Иван. Все они оказались членами одной банды, промышлявшей грабежами, убийствами, кражами. Обыденов и Муренков, при нападениии на столовую АРА, стояли на шухере и поэтому охранник их не видел. При задержании бандиты отстреливались и один милиционер был ранен.
Вроде бы конец истории. Но если снимать по ней кино, то вот вам финал.
26 июля в 2 часа дня на Ильинском базаре, в толпе, к агенту угрозыска Кастернину залезли в карман. Он "выхватил браунинг и стал им бить. От этого произошел выстрел". Раненых оказалось три человека, один тяжело. На время следствия Кастернина отстранили от работы.
d_clarence: (Default)
Милиционеров мало. Милиционеры болеют - каждый день имеют дело с беженцами, т.е. с тифом, холерой, малярией, туберкулезом. У сельского милиционера в идеале есть огород, где корячится жена, у городского только скудный паек (пара фунтов дрянной муки с червями, крупа, сухари, да пустые щи в столовке). Многие едва костыли передвигают - сказываются старые ранения, последствия тифа и хроническое недоедание. Подкрепления? Нет, не слышали. Войсковые части вместе с ЧОНовцами банды по 200-300 голов с пулеметами, а то и пушками гоняют, не до мелкого бандитизма им. У ЧК своих проблем выше крыши. Грустно и тяжело быть милиционером. И в 1921 году у милиционера два пути: либо ты чахоточный терминатор, либо шкура.
История первая. Банда с большой дороги. Место действия: Второй район Бузулукского уезда. Время: октябрь 1921.
Бузулук - второй по тяжести голода район в Поволжье. Знаменитая фотография с горой трупов на кладбище - оттуда. Бузулук спасут квакеры, но сейчас они только разворачиваются. В сентябре-октябре в уезде выживают только сильнейшие.
В сентябре старшие милиционеры сел Утёвки и Домашкино - Афанасьев, Воробьев и Севостьянов, отобрав из этих сел самых крепких и отмороженных мужиков и выдав им оружие, создали банду. На проезжих дорогах организовали засады и нападали на гуртовщиков скота (скот гнали в эвакуацию). Выскакивали на дорогу, кричали "руки вверх", кто поднимал - арестовывали, не поднявших - стреляли и резали, скот и арестованных отгоняли во двор к начальнику милиции (Афанасьеву). У арестованных угрозами и пытками вымогали взятки. В конце сентября ограбили и задержали крестьян сел Черновки и Алексеевки: Гришихина, Авроськина, Чеховского, Кулешовского, Шепелева, Немкова и Саландина. Последний чудом смог сбежать.
Звонок прозвенел и за дело взялся Губрозыск. На место выехали агенты из Самары. Под легендой рутинной проверки они собрали большой материал о банде. В результате произвели аресты всех трех милиционеров и двух членов банды из села Утёвки - Куликова и Буренина. Несколько членов банды смогли скрыться, захватив с собой оружие. Задержанных крестьян освободили и вернули им скот, который еще не успели забить или спрятать. Арестованных милиционеров допросили на месте - те во всем сознались. Во время допроса в село приехал начальник милиции 2 района Бузулукского уезда Иващенко со своим помощником Усковым и сообщил агентам, что за эти аресты их собираются убить. Защитить их Иващенко никак не может и советует агентам для своего спасения освободить арестованных и бежать как можно скорее. Иващенко не знал, что арестованные уже дали показания против него и представили доказательства его прямой причастности. Однако агентам пришлось уклониться от прямого столкновения с Иващенко и остальной бандой. Они хитростью заперли Иващенко с Усковым в избе и спешно вернулись в Самару, умудрившись все же прихватить арестованных.
Почему не вступили в столкновение и не арестовали Иващенко с помощником? Агентов было двое.

История вторая. Людоед Кадышев и милиционер Рохманов.
Read more... )

Profile

d_clarence: (Default)
d_clarence

April 2017

S M T W T F S
       1
23 4 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 06:52 am
Powered by Dreamwidth Studios